13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

 

 

КАК ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ

 

За сравнительно короткий срок, в целом не превышающий восьми календарных лет, Российский государственный концерн по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» успел акционироваться в РАО «Норильский никель», приватизироваться и реструктуризироваться.

Исключительно на базе самых ликвидных активов этого поистине гигантского локомотива государственного отраслевого промышленного производства цветных и благородных металлов, заметая допущенные в страшной спешке огрехи и откровенные факты неправомерных действий руководимых Анатолием Чубайсом высокопоставленных госчиновников, ответственных за проведение промышленной приватизации концерна, было образовано ОАО «Норильская горная компания». В свою очередь её собственники, несколько откорректировав первоначальную концепцию реорганизации прихватизированного у Государства рентабельнейшего горнометаллургического бизнеса, отразив в наименовании компании ещё и металлургию, получили ОАО «Горно-металлургическая компания «Норильский никель» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), после чего уверенно начали гордиться ею, буквально, как честно нажитым приобретением.

Постараемся рассмотреть и проанализировать то, как всё это происходило, как проявились последствия событий, явившихся результатом сговора недобропорядочных высокопоставленных государственных должностных и безнравственных частных лиц, объединённых общностью властно-корыстных устремлений, сумевших так разложить и собрать псевдодемократический приватизационный пасьянс, что вся Россия превратилась для них в своеобразное «Поле чудес».

Коснёмся и возможного будущего ельциновской модели «демократии» в России, замешанной на лживой болтовне, беззаконии, бесправии и полнейшем абсурде, на вид как матрёшка красивой, но совершенно пустой изнутри, образованной и укрепившейся лишь благодаря афёрным схемам прошедшей промышленной приватизации по-Чубайсу. «Демократии», реализовавшейся в роскоши современной российской буржуазной элиты, ядро которой сформировалось из суперприхватизаторов таких промышленно-отраслевых объединений, как Российский государственный концерн «Норильский никель».

В той или иной степени почти все «успехи» и конфузы приватизации крупнейших российских промышленно-отраслевых государственных предприятий и объединений (концернов), специализировавшихся на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых полезных ископаемых, как в зеркале отразились в истории приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель».

Итак, начнём.

 

1.1. От общего к частному, от частного к общему.

Предшествовавшие события (причинно-следственные связи) издания

Указа Президента России № 721 от 1 июля 1992 года «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества», а также его анализ

 

Начиная с данной главы, хотелось бы как можно подробнее показать читателю всю взаимосвязанную и взаимозависимую друг от друга цепь происходивших в 90-х годах XX века событий, постепенно переходя от общего историко-правового взгляда на события в масштабе всей страны к тем частностям, которые касались исключительно приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель». После чего, постепенно переходя от мельчайших подробностей приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» к тому, как они непосредственно или косвенно влияли на события, происходившие на самом верхнем уровне государственной административно-управленческой лестницы, как они влияли на формирование «ПРИВАТ-капитализма России».

В этой связи автору данной книги не удалось уйти от вынужденных, хотя в какой-то мере и более детализированных повторов, скажем, той информации, которая уже была предложена читателю во введении. Однако данный факт смеем счесть в большей мере плюсом, нежели минусом проделанной работы, поскольку иначе последовательно и убедительно изложить связь частной приватизации одного из крупнейших российских концернов с событиями общероссийского масштаба было бы крайне затруднительно, или даже просто невозможно.

 

* * *

Собственно приватизация крупнейших рентабельнейших государственных промышленных предприятий и объединений (концернов) началась в середине лета 1992 года. Сразу же ей был задан стремительный темп, допускавший лишь небольшие торможения на то время, пока Госкомимущества Российской Федерации, руководимый тогда Анатолием Чубайсом и пользовавшийся особой поддержкой Президента России Бориса Ельцина, изыскивал возможности преодолевать объективные и субъективные трудности, возникавшие на пути воплощения в жизнь приватизационных замыслов, пропитанных духом шельмоватого авантюризма.

Примечательно, приватизация ведущих промышленно-отраслевых предприятий и объединений (концернов) вошла в свою активную фазу по прошествии едва-едва семи календарных месяцев со дня спровоцированного действиями российских реформаторов распада СССР – мощнейшего Государства, настоящей геополитической реальности, с чьей политикой по одобрению или вынужденно считались все и во всём Мире.

Сразу после избрания на должность Президента тогда ещё РСФСР Бориса Ельцина, 16 июня 1991 года, команда привлечённых им специалистов приступила к созданию условий для стабильной финансово-экономической поддержки нового политического режима, что, по их мнению, было не возможно сделать без отъёма у властей Союза ССР полномочий по управлению реформированием экономики страны.

Деньги и промышленная (капиталистическая) собственность, а не какая-то там демократия, – вот то, за что на самом деле шла жёсткая борьба в июле – августе 1991 года!

Поскольку, как такового тоталитаризма не было уже при Михаиле Горбачёве, сумевшего постепенно внедрить в перестраивавшееся буквально на глазах советское гражданское общество понятие «гласность», предложившего людям иное «мышление», иной взгляд на окружавший их Мир, на Государство и общечеловеческие ценности. Во времена президентства Горбачёва страна медленно, но уверенно и без значительных человеческих потерь, без нравственного падения двигалась по пути к демократии. Тогда посредством демократизации и гласности «кухонные идеи» диссидентов-шестидесятников открыто зазвучали в прозе и поэзии на улицах и площадях, в освободившихся от цензуры средствах массовой информации, в песнях бардов и исполнителей российского рока.

Наряду с этим заметим, что материальная и аморальная основы беспредельного самоуправства ничтожного меньшинства физических лиц, а также полнейшего бесправия и социально-бытовых нужд подавляющего большинства россиян были созданы и привиты гражданскому обществу как раз командой соратников Бориса Ельцина. В те времена «Борисова правления» в результате проведения промышленной приватизации по-Чубайсу и так называемого реформирования силовых структур в стране всеми цветами радуги расцвели коррупция и организованная преступность.

Из введения в настоящую книгу уважаемый читатель наверняка помнит суть противоречий норм права Закона СССР «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий», датируемый 1 июля 1991 года, и Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» от 3 июля 1991 года. Повторяясь, позволим себе всего лишь одну ссылку на Постановление Верховного Совета РСФСР «О порядке введения в действие Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР»:

«1. Ввести в действие Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» со дня его опубликования.

2. Комитету Верховного Совета РСФСР по вопросам экономической реформы и собственности до 15 августа 1991 года разработать и представить на утверждение Президиума Верховного Совета РСФСР типовое положение о фондах имущества республик в составе РСФСР …

3. Совету Министров РСФСР:

– привести до 1 августа 1991 года нормативные акты Правительства РСФСР в соответствие с Законом РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР»;

обеспечить до 15 августа 1991 года пересмотр и отмену министерствами, государственными комитетами и ведомствами РСФСР их нормативных актов, а также прекращение действия нормативных актов Правительства, министерств, государственных комитетов и ведомств Союза ССР, противоречащих Закону РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР».

Следовательно, приватизация государственных промышленных предприятий и объединений (концернов), находившихся в общей собственности СССР и РСФСР, должна была регулироваться не Законом СССР «Об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий», а исключительно законодательством РСФСР и соглашением с Союзом ССР, подписание которого было намечено на 20 августа 1991 года. Иными словами, базовые принципы приватизационной игры были определены Советом Министров и Верховным Советом РСФСР, действие же нормативных актов Союза ССР на территории РСФСР было прекращено, а Союзного договора ещё не было вовсе (!).

Это была хорошо спланированная, иезуитская провокация, направленная на подталкивание руководства Союза ССР к решительным действиям, причём, с осознанием того, что на них-то сам Президент СССР Михаил Горбачёв, окончательно потерявшийся в заигрывании с «заокеанскими друзьями» и европейскими почитателями, пойти уже не сможет, а, значит, он был обречён на потерю реальной власти. Советский Союз же был обречён действиями команды всенародно избранного первого президента, подчеркнём, союзной республики РСФСР на постепенный, но неминуемый развал как минимум на пятнадцать суверенных государств (!).

Своеобразный Рубикон был перейдён Ельциным именно 3 июля 1991 года (!). После чего ему и его единомышленникам оставалось лишь сеять среди москвичей тревожные ожидания, основанные на гаданиях, какова же будет реакция на упомянутую провокацию руководства Советского Союза, которая непременно должна была последовать к середине августа 1991 года.

Общественное мнение последовательно через средства массовой информации готовилось к тому, что развитие событий пойдёт по худшему для первого российского президента сценарию, связанному с применением против него силы. Тогда реформаторов-провокаторов от уголовной ответственности действительно мог спасти только мандат Бориса Ельцина, как всенародно избранного президента союзной республики, а также народные волнения в его поддержку. Созданная в мае 1991 года ГТК «Телеканал «Россия» усилила демократическую риторику, «запудривая» сознание, прежде всего москвичей, способных при необходимости, выйдя на улицы столицы, как бы полномочно представить собой весь народ огромной страны, в едином порыве бросившийся защищать маскируемое под демократические лозунги необузданное самоуправство Бориса Ельцина и властно-корыстные устремления его единомышленников.

«Главное – победить в Москве, Россия последует её примеру», – заявляла Галина Старовойтова – одна из, пожалуй, самых политически подкованных активистов демократического движения, в то время – последовательная сторонница режима, за установление и укрепление которого боролся Борис Ельцин.

Отсутствие Союзного договора, полнейшее политическое безволие и преступное бездействие Президента СССР Михаила Горбачёва, спрятавшегося от придавивших его обстоятельств, в основе своей порождённых политикой первого российского президента, на правительственной даче в Форосе, создали реальную угрозу тому, что уже к 16 августа 1991 года большинство государственных предприятий прекратили бы руководствоваться законодательством СССР. Это автоматически привело бы к потере Кабинетом Министров Союза ССР практически всех административно-управленческих полномочий по планово-бюджетному регулированию внутренней экономикой единого федеративного государства, большая часть территории которого состояла из входящей в неё территории союзной республики РСФСР. За этим последовала бы потеря контроля над финансовыми потоками государственных предприятий и объединений (концернов), их экспортно-импортными операциями на таможенной границе, потеря самостоятельности в формировании Союзного бюджета, и, как следствие, по многим вопросам полная зависимость от политики, проводимой Президентом РСФСР Борисом Ельциным.

Всё это создавало угрозу ослабления федеративных связей между союзными республиками и центром – Советским Союзом, что, как минимум, грозило юридическому преобразованию союзной федерации в конфедерацию суверенных государств. Однако с этим были согласны не все!

Особенно учитывая факт, что 17 марта 1991 года на Всесоюзном референдуме 74% голосов граждан, принявших участие в этом акте непосредственной, истинно народной демократии, было подано за сохранение Советского Союза как единого суверенного, федеративного государства. Само по себе это наделило высшие органы государственной власти Союза ССР правом выступать от имени всего народа СССР и, действуя любыми незапрещёнными законодательством методами, обеспечить исполнение решения, принятого на Всесоюзном референдуме. Тем самым власти Союза ССР фактически боролись бы за демократию на всей территории СССР, что могло и не совпадать с представлениями о демократии некоторой взбалмошно-ретивой части жителей Москвы, а также с мнениями «заокеанских друзей» и европейских почитателей политики властного безвластия Президента СССР Михаила Горбачёва.

Вот тогда и наступило 19 августа 1991 года, когда все граждане единой ещё страны советов увидели на экранах телевизоров многократно повторённый танец маленьких лебедей из балета Петра Чайковского «Лебединое озеро», как бы прикрывший собой бесстыдное предательство одних и бессмысленные действия других. Разгорячённые видом бронетехники, не пойми за чем выведенной на улицы Москвы, а также восторгом от собственной храбрости, немногочисленные революционно-настроенные граждане, забывшие о долге перед обществом чтить его законы и решения, принятые законно-избранными властями, своими действиями создали опаснейший прецедент беззакония, фактически утвердив право толпы на возмущение и сопротивление властям.

Напомним, полномочия всех высокопоставленных государственных должностных лиц Союза ССР, входивших в состав Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), в своей основе были производны от прав всенародно избранного Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. В этой связи на 26 августа 1991 года было назначено внеочередное заседание Верховного Совета СССР, целью которого было санкционировать или не санкционировать действия Вице-президента СССР Геннадия Янаева и его сотоварищей по ГКЧП.

Прекрасно отдававший себе отчёт, что Верховный Совет СССР, как правовой институт демократии, скорее всего, в том или ином виде поддержал бы действия членов ГКЧП, Президент РСФСР Борис Ельцин никак не мог этого допустить. Поэтому, вместо того, чтобы сдерживать вышедших на улицу людей от неправомерных действий, хотя бы ради поддержания порядка и законности в столице государства, руководствуясь лишь революционной целесообразностью, а не гражданским долгом, Борис Ельцин намеренно пошёл на максимальное обострение ситуации. Незаконно присвоив себе полномочия верховного суда, он запросто подписал 19 августа 1991 года обращение «К гражданам России», в котором объявил ГКЧП не законным, а лиц, в него входивших, – изменниками народа, поставивших себя вне закона.

В следующих своих указах Президент РСФСР Борис Ельцин попытался подчинить себе все структуры КГБ, МВД и Министерства обороны СССР, дислоцировавшиеся на территории РСФСР, которые по действовавшему законодательству подчинялись органам государственной власти СССР. Отправляя людей на баррикады, не собираясь дожидаться 26 августа 1991 года, этот «гарант законности» провозгласил: «Как президент России, от имени избравшего меня народа, гарантирую вам правовую защиту и моральную поддержку».

Миндальничать Борису Ельцину было нельзя, помня о действовавшей в то время норме права статьи 64 («Измена Родине») Уголовного кодекса РСФСР: «Измена Родине, то есть деяние, умышленно совершённое гражданином СССР в ущерб государственной независимости, территориальной неприкосновенности или военной мощи СССР: переход на сторону врага, …, а равно заговор с целью захвата власти, – наказывается … смертной казнью с конфискацией имущества». Первый же российский президент не был в полном смысле слова главой суверенного государства, несмотря на принятую 12 июня 1990 года Декларацию № 22-1 «О государственном суверенитете РСФСР». В то время он был лишь президентом – главой исполнительной власти союзной советской республики, к примеру, как нынешний президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев. Поэтому и целью спровоцированного ещё в июле 1991 года высокопоставленными госчиновниками РСФСР августовского столкновения с властями Советского Союза в лице ГКЧП была попытка добиться настоящей суверенизации союзной республики РСФСР путём её превращения в собственно суверенное государство Российская Федерация.

Для этого им предстояло фактически отстранить демократически избранную власть Советского Союза от решения тех вопросов государственной политики, которые входят в круг полномочий законодательной, исполнительной и судебной власти, в полном смысле этого слова суверенного государства, включая вопросы определения порядка и условий проведения экономических реформ в стране. Несомненно, чрезмерная суверенизация одной из республик Союза ССР подтолкнула бы к этому и все остальные, что нанесло бы вред федеративному устройству Советского Союза, и, как следствие, довольно быстро превратило бы его из федерации в конфедерацию, либо вообще привело бы к распаду на несколько суверенных государств. Отсюда, при объективной квалификации умышленных действий высокопоставленных должностных лиц РСФСР, направленных на ослабление федеративного устройства СССР, они вполне и естественно могли быть истолкованы как деяния, наносившие ущерб территориальной неприкосновенности СССР, что собственно подпадало под санкции статьи 64 Уголовного кодекса РСФСР.

Российские средства массовой информации, особенно не задумываясь о глубинных причинах происходившего, фиксировали на телеэкранах и в печатных изданиях лишь следствие: бронетехнику на площадях и улицах Москвы да театрально прикрытого бронежилетом Бориса Ельцина во время его эмоционального выступления перед людьми, собравшимися возле Белого дома, – вдохновенно возопили о путче ГКЧП.

На самом же деле – это не был путч, это была «бархатная революция» верховной власти РСФСР, направленная против суверенитета СССР, как федеративного государства, представленного законно-избранными демократическим путём властями Союза ССР и управлявшегося по Конституции и законам союзного государства. Революция властей или политический переворот за установление полного суверенитета РСФСР, как уже отмечалось, за превращение союзной республики в суверенное государство – Российская Федерация. Именно «бархатная революция», не превратившаяся в кровавый путч лишь благодаря мудрости и приверженности высоким идеалам офицерской чести и служебного долга министра обороны Д.Язова, председателя КГБ В.Крючкова, министра внутренних дел Б.Пуго, в подчинении которых находились элитные воинские подразделения, так и не получившие приказ применить силу против таких же граждан единой страны.

Одно лишь позабыли революционно-настроенные борцы за «демократию» против демократии (против результатов Всесоюзного референдума от 17 марта 1991 года): «Кто сеет ветер, тот пожнёт бурю!».

В гораздо худшем варианте подобное же повторилось в сентябре – октябре 1993 года. Тогда, стремясь устранить ненужное ему препятствие, ставшее на пути экономико-приватизационных реформ, демократическим путём всенародно-избранный российский президент сначала своим указом разогнал демократическим путём всенародно-избранный Верховный Совет Российской Федерации, а затем «демократически» расстрелял его из танковых орудий. Вновь, формально демократия билась с демократией!

Примечательно, в обоих случаях всё в конечном итоге закончилось амнистиями и всеобщим всепрощенчеством. Не потому ли, что открытые суды с непременным для данных случаев участием независимых международных правозащитников и экспертов в области юриспруденции вскрыли бы такие факты, которые, возможно, способствовали бы превращению обвинителей в обвиняемых, а обвиняемых в пострадавших и обвинителей.

Объявляя амнистии, как бы прощая других, Борис Ельцин на самом деле прощал себя и своих приближённых перед российским народом и международным общественным мнением. Однако всё же этим нельзя добиться Высшего всепрощения!

 

* * *

Во введении в настоящую книгу отмечалось, что старт процессу приватизации дал Указ Президента России № 341 от 29 декабря 1991 года «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий», подписанный буквально на обломках СССР, окончательно разрушенного 8 декабря 1991 года в ходе встречи Ельцина, Кравчука и Шушкевича в Беловежской пуще (Вискули). Данный указ утвердил «разработанные на основе проекта Государственной программы приватизации на 1992 год Основные положения программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год», вступившие в силу с 1 января 1992 года.

Не дожидаясь утверждения Государственной программы приватизации Верховным Советом Российской Федерации, как это регламентировала статья 3 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», реформаторы из команды Чубайса, с того момента фактически приступившие к управлению процессом промышленной приватизации, почти во всём перевели его в поле подзаконного правового регулирования.

Указы и распоряжения Президента, постановления Правительства, распоряжения Госкомимущества Российской Федерации подменили собой так и не принятые законы страны. Конечно, создание полноценной законодательной базы, призванной регулировать все существенные моменты процесса промышленной приватизации, заняло бы достаточно длительный период времени. С другой стороны, качество принимаемых законодательным органом государственной власти Российской Федерации нормативных актов с точки зрения их непротиворечивости и продуманности исполнения было бы несравненно выше, нежели качество на скорую руку написанных и не известно при каких обстоятельствах и где подписанных подзаконных нормативных актов.

Это не могли не понимать и сами разработчики российской модели промышленной приватизации, но всё же фактор времени был поставлен ими во главу угла даже в ущерб качеству издаваемых нормативных актов, что в итоге отрицательно сказалось на полноте подготовки приватизационной документации, впрочем, за чем особого контроля-то и не было вовсе.

Ведь углублённое, подробнейшее рассмотрение всех нюансов российской модели промышленной приватизации, предложенной специалистами Анатолия Чубайса в ходе парламентских слушаний в Верховном Совете Российской Федерации при рассмотрении соответствующих законопроектов, вскрыло бы вопросы, на которые её разработчики не были готовы отвечать с достаточной степенью откровенности. Это, как минимум, привело бы к утрате приватизацией своей динамичности, в основном благодаря которой и удалось беспроблемно организовать неправомерную передачу рентабельнейших государственных промышленных предприятий и объединений (концернов) – ликвидной государственной собственности в частную собственность избранников первого российского президента.

Отсюда – активное участие Верховного Совета Российской Федерации в принятии на высшем законодательном уровне нормативных правил приватизации государственных предприятий и объединений (концернов) страны, а также контроля над их исполнением не могло устроить Анатолия Чубайса, как чиновника, ответственного за «правильное», то есть угодное Кремлю, проведение приватизационных процессов в России.

Исполнительная власть Государства в лице Президента России Бориса Ельцина уполномочила Анатолия Чубайса и, по большому счёту, никого более, определять правила перераспределения государственной (общенародной) промышленной собственности, как в среде российского народа в ходе чековой приватизации, так и среди немногочисленных персон, отобранных кремлёвскими властями на роль финансовых столпов политического режима ново-буржуазной демократии. Это был весьма сомнительный вариант развития событий, даже учитывая тяжёлую политико-экономическую ситуацию, сложившуюся тогда в России, если, правда, придерживаться правового смысла понятий «демократия», «теория разделения властей» и «правовое государство».

Хотя для Анатолия Чубайса, безусловно, талантливейшего, ловкого управленца и политика своего времени, цель оправдала средства. Всё или почти всё произошло так, как он и планировал: кому было наказано стать капиталистом-миллиардером –  стал таковым, тем же, за счёт кого этот кто-то вдруг стал олигархом, наказано было, смирившись, стойко терпеть собственное полунищенское существование, и они также оправдали «высокое доверие», оказанное им «демократическими» властями России.

В предельно короткий срок ему удалось убедить не только доверчивых россиян, но, кажется, даже самого себя, что вчерашние институтские комсомольские секретари, самоотверженно собиравшие причитавшиеся взносы с юных строителей коммунизма, после адресной приватизации в их пользу лучших государственных промышленных предприятий, обогатившись и окапитализировавшись, вдруг превратятся в защитников демократии от коммунистического реванша. Буквально так: «Чубайс наш новый Мир построил, кто был как все, тот стал вдруг всем, а кто был всем, тот стал ничем!».

В течение первого полугодия 1992 года шёл процесс апробирования на практике российской приватизационной модели на примере приватизации мелких и средних государственных и муниципальных предприятий путём передачи их в частную собственность по результатам проводившихся конкурсов и аукционных продаж. Тогда же, на начальном этапе, в основе своей была создана подзаконная нормативная база всей промышленной приватизации по-Чубайсу.

Для достижения успеха главного шага – приватизации крупнейших отраслевых государственных промышленных предприятий и объединений, специализировавшихся, главным образом, на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых богатств российских недр, формально совершенно необходимо было прийти к политическому компромиссу с Верховным Советом Российской Федерации, тем самым на старте реформ не обострив политическую ситуацию в стране.

В связи с этим разработчики российской модели промышленной приватизации по-Чубайсу избрали совершенно беспроигрышный вариант развития событий, позволивший им, заручившись поддержкой части россиян, надолго оставить инициативу проведения приватизационных преобразований в стране за собой. Так в первые месяцы 1992 года они предоставили возможность социально активным гражданам, желавшим кардинально улучшить своё материальное благосостояние, проявить себя при приватизации мелких и средних государственных и муниципальных предприятий, почувствовать пусть ещё не вкус, но запах, манящий запах легального капитализма, легальных, достаточно больших и быстрых денег. Очень скоро в стране стал складываться социальный слой мелких буржуа, благодаря чему дальнейшие процессы промышленной приватизации в России сделались необратимыми. Оставалось лишь задавать им правильное направление и нужный темп, периодически отмахиваясь от назойливых критиков веером хорошо заученных фраз о незыблемости института частной собственности в устроенном по демократическим принципам гражданском обществе, тут же намеренно забывая отмечать хрупкость государственной (общенародной) собственности в эпоху такой демократии.

В итоге Верховный Совет Российской Федерации весной – летом 1992 года был поставлен перед дилеммой: либо продолжать не утверждать фактически уже работавшую Государственную программу приватизации на 1992 год, выглядя в глазах потенциальных избирателей бесполезным противником уже появившейся частной собственности на средства производства, чем непременно воспользовались бы его противники; либо всё же в целом согласиться с предложенной моделью промышленной приватизации по-Чубайсу и с незначительными, совершенно не принципиальными корректировками утвердить проект Государственной программы приватизации на 1992 год.

Как депутатам Верховного Совета Российской Федерации, так и реформаторам из команды первого президента страны каждодневно приходилось учитывать фактор всё возраставшего нервозного недовольства большинства россиян, вызванного результатами «благотворного» влияния на жизненный уровень людей гайдаровской либерализации цен, когда обедневших и бедствовавших людей изо дня в день становилось больше и больше.

Тогда-то кремлёвские реформаторы и стали предлагать через проведение массовой чековой (ваучерной) приватизации государственных и муниципальных предприятий попытаться сделать большинство россиян хоть чуточку, но менее бедными, а малое число наиболее сметливых, быстренько научившихся спекулировать обезличенными ценными бумагами (ваучерами) – совсем не чуточку богатыми.

Постепенно наступил момент, когда депутаты Верховного Совета Российской Федерации осознали, что дальнейшее принципиальное неутверждение предложенной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий означало бы противопоставление избранников народа людям, уже надевшим розовые очки надежды и стремившимся как можно скорее убежать от нужды в светлое обеспеченное будущее.

Не желая «дуть против ветра», депутаты приняли то решение, которое давно ждала от них команда реформаторов: 11 июня 1992 года Председатель Верховного Совета Российской Федерации Руслан Хасбулатов подписал Постановление № 2980-1 «О введении в действие Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации». Первый раунд борьбы, наиважнейший междустрочный смысл которой, по-видимому, не понимало по крайней мере большинство парламентариев, с ошеломляющим преимуществом выиграл Анатолий Чубайс. Выигрыш заключался во времени: за каких-нибудь полгода прародителю российской промышленной приватизации удалось сделать то, что при эволюционно-развивавшемся процессе аналогичных реформ заняло бы несколько лет.

Июньское решение Верховного Совета Российской Федерации подготовило почву для подписания 1 июля 1992 года Указа Президента России № 721 «Об организационных мерах по преобразованию государственных предприятий, добровольных объединений государственных предприятий в акционерные общества».

День подписания этого президентского указа можно считать днём, ради которого, начиная с принятия 3 июля 1991 года Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», соратники Бориса Ельцина жили и работали весь первый, труднейший для них календарный год становления псевдодемократического режима правления. Добившись развала Союза ССР, получив на примере становления мелкого и среднего частного бизнеса первый опыт приватизации, реформаторы с воодушевлением принялись организовывать адресную приватизацию крупнейших рентабельнейших государственных промышленных предприятий и объединений (концернов), специализировавшихся на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых богатств России.

Значение упомянутого президентского указа заключалось в решении им двух весьма важных ключевых задач, без которых ускоренное движение вперёд в направлении полной приватизации крупнейших государственных промышленных предприятий и объединений (концернов) России сделалось бы попросту невозможным.

Во-первых, Госкомимущества Российской Федерации обязали приступить к преобразованию государственных предприятий (кроме совхозов), производственных и научно-производственных объединений, правовой статус которых ранее не был приведён в соответствие с законодательством, а также акционерных обществ закрытого типа, более 50% уставного капитала которых находилось в государственной собственности, в акционерные общества открытого типа. Исключением являлись лишь те предприятия и объединения, приватизация которых была запрещена Государственной программой приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации в 1992 году.

Главной идеей здесь было так называемое акционирование – преобразование унитарных государственных предприятий и объединений, чьё имущество в прежние времена соответствующими государственными органами управления было передано им в полное хозяйственное ведение, в организационно-правовую форму акционерного общества открытого типа, обладавшее своим имуществом на праве собственности.

Акционирование позволяло уже непосредственно в процессе самой приватизации свободно оперировать акциями этих открытых акционерных обществ: реализовывать их членам трудовых коллективов, продавать на аукционных торгах, передавать в управление третьим лицам или в качестве обеспечения исполнения обязательств (залог) финансовым организациям (банкам) по возврату полученных от них кредитов и процентов по ним.

В тексте президентского указа обращала на себя внимание фраза: «правовой статус которых ранее не был приведён в соответствие с законодательством Российской Федерации». Её использование предусматривалось с учётом нормы права пункта 3 статьи 12 действовавшего тогда Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», которая гласила:

«Преобразование в акционерные общества государственных и муниципальных предприятий, а также предприятий, в имуществе которых вклад государства или местных Советов составляет более 50 процентов, осуществляется собственником или уполномоченным им органом с учётом мнения трудового коллектива и в соответствии с законодательством РСФСР о приватизации».

Ясно видно, в президентском указе в отличие от закона отсутствовала ссылка на учёт мнения трудового коллектива. И это не случайно, поскольку вероятность того, что трудовые коллективы крупных промышленных, подчеркнём, прежде всего рентабельных государственных предприятий и объединений вдруг и однозначно быстро поддержали бы их акционирование с целью последующей приватизации, справедливо вызывало у авторов проекта президентского указа большие сомнения. Поэтому они обыграли эту трудность по-своему, наделив трудовой коллектив второстепенным и, к тому же, декларационным правом, создававшим обманчивую иллюзорность возможности его реализации, причём после завершения процессов акционирования государственного предприятия или объединения (концерна):

«Установить, что находящиеся в государственной собственности пакеты акций, составляющие более 50 процентов уставного капитала предприятия, могут быть переданы в траст с согласия трудового коллектива предприятия».

По большому счёту это была совершенно бесполезная норма подзаконного права, необходимость появления которой можно объяснить, пожалуй, лишь особенностями того времени – времени псевдодемократических реформ, проводившихся методами искусно завуалированных обманов и пустых обещаний власть имущих своему народу. С одной стороны, эта норма права никак и ни при каких обстоятельствах не могла ограничить разработчиков и проводников в жизнь приватизации государственных промышленных предприятий по-Чубайсу в реализации их замыслов по перераспределению в интересах строго определённых частных лиц самой ликвидной государственной собственности. С другой стороны, она смягчала гражданское общественное мнение, сея в сознании людей семена добросовестного заблуждения об их возможном активном участии в происходивших в стране событиях. Поясним.

По первому варианту приватизационных льгот, суть которого подробно излагалась в ведении в настоящую книгу, контрольный пакет акций образованного открытого акционерного общества составлял не 50% плюс одна акция, а 37,5% плюс одна акция, или в грубом упрощении – 38%, поскольку 25% акций этого приватизируемого акционерного общества были привилегированными. Привилегированные же акции, как известно, не предоставляют их держателям право иметь решающий голос на общих собраниях акционеров компании, в основном ограничивая их интересы лишь ежегодным получением фиксированных дивидендов в валютно-денежном выражении. Они распространялись безвозмездно среди членов трудового коллектива приватизируемого государственного предприятия, а также – среди приравненных к ним лиц.

В этом случае 38% акций уставного капитала открытого акционерного общества составляли большую часть в 75% пакете суммарно всех обыкновенных (по видовому названию), но совершенно необыкновенных по их значимости, наиболее дорогих, управленческих акций. Ведь по сути своей именно обладание контрольным пакетом акций компании, образованной в результате акционирования стабильно рентабельного государственного предприятия или объединения (концерна), позволяло без каких-либо проблем и в течение очень короткого времени превратить вчерашнего малоимущего советского человека в современного российского инвалютного капиталиста-миллиардера (!).

Общественное мнение, формировавшееся подавляющим большинством российских граждан, однозначно не могло поддержать приватизацию наиболее ликвидной (лучшей) государственной промышленной собственности в интересах заранее избранного круга частных лиц, поэтому контрольные пакеты акций, образованных в ходе акционирования предприятий, приватизируемых по первому варианту приватизационных льгот, на срок до трёх лет формально оставались в собственности Государства.

Фокус же заключался в том, что, не изменяя собственника, не реализуя (продавая) контрольные пакеты акций указанных открытых акционерных обществ каким-либо третьим лицам, уполномоченные президентской волей госчиновники, разумеется, являвшиеся настоящими профессионалами хитроумного подзаконного нормотворчества, сразу же после акционирования государственных предприятий были вправе распоряжаться контрольными пакетами их акций по иному. Например, путём передачи в доверительное управление или траст. Для чего, подчеркнём, какого-либо учёта мнений трудовых коллективов не требовалось, причём, по весьма формальному, но превосходно продуманному основанию: согласие трудовых коллективов на траст требовалось только тогда, когда в государственной собственности находились пакеты акций, составлявшие «более 50 процентов уставного капитала предприятия», а, как известно, 38% меньше этого обязательного требования (!).

По второму варианту приватизационных льгот трудовой коллектив изначально получал в собственность весь контрольный пакет обыкновенных (управленческих) акций приватизируемого акционерного общества, образованного в результате акционирования унитарного государственного предприятия, и составлявший не менее 50% уставного капитала компании плюс одна акция и при полном отсутствии привилегированных акций. Из чего видно, что во втором варианте приватизации Государство с самого начала не имело намерений оставлять в своей собственности контрольный пакет обыкновенных (управленческих) акций образованного акционерного общества, а, следовательно, у него просто не было необходимого 50% пакета акций для возможной передачи в доверительное управление или траст.

Значит, норма права упомянутого президентского указа, предусматривавшая получение согласия трудовых коллективов на передачу в траст принадлежавших Государству акций акционированных с целью приватизации государственных предприятий и объединений, – это не что иное, как обман, маскировавший идейную несправедливость проводившейся приватизации. Это было декларационное рекламное действо, из которого нельзя было извлечь каких-либо правовых последствий. В общем, – правовая пустышка, мыльный пузырь, рассчитанный на массовую доверчивость и неосведомлённость россиян (!).

В наделении высокопоставленных госчиновников полномочиями по собственному усмотрению ещё до аукционных продаж распоряжаться принадлежавшими Государству контрольными пакетами акций открытых акционерных обществ, образованных в ходе преобразования рентабельных государственных промышленно-отраслевых предприятий и объединений (концернов), в основном приватизировавшихся по первому варианту льгот, состоял смысл интриги приватизации по-Чубайсу!

Приватизационные интриги закручивались вокруг конкретных, разумеется, далеко не планово-убыточных, а стабильно рентабельных государственных предприятий и объединений (концернов), для чего эти юридические лица предварительно попадали в соответствующие перечни Государственной программы приватизации, в соответствии с действовавшим российским законодательством подлежавшей утверждению Верховным Советом Российской Федерации. Затем следовало акционирование этих государственных унитарных хозяйствующих субъектов и окончательный отбор наиболее рентабельных и перспективных компаний, исходя из их производственных показателей и экономической результативности. Первые строчки списков таких компаний занимали преобразованные государственные промышленно-отраслевые горнодобывающие и нефтедобывающие объединения (концерны).

Контрольные пакеты обыкновенных акций горнодобывающих и нефтедобывающих компаний (бывших концернов), формально-юридически остававшиеся в государственной собственности, без промедлений, без каких-либо обоснований и мотиваций легально передавались в доверительное управление или траст коммерческим организациям, подобранным кремлёвскими госчиновниками под непосредственным и чутким личным руководством Президента России Бориса Ельцина.

Предоставленная частным лицам возможность всеобъемлющего управленческого доступа к производственно-хозяйственной деятельности рентабельных государственных промышленно-отраслевых открытых акционерных обществ, к их внутренней экономике, к финансовым потокам, к информации о доходах, причём задолго до полной приватизации самих производственных имущественных комплексов, позволила скорейшим образом прибрать к рукам – приватизировать их прибыль, в итоге недополученную Государством (!).

Далее, через каких-нибудь три года, без всяких проблем проводились аукционы по продаже этих же контрольных пакетов акций в частную собственность тех, кто весь этот период времени уже управлял этими лишь частично приватизированными компаниями, планомерно присваивая сливки от финансовых результатов их деятельности.

В первоначальной редакции правовая норма пункта 3 статьи 3 Закона РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР» гласила:

«В программе /Государственная программа приватизации/ устанавливается перечень государственных предприятий, объединений или их подразделений, не подлежащих приватизации. Указанный перечень согласовывается с республиками в составе РСФСР, краями, областями, автономными областями, автономными округами, городами Москвой и Ленинградом /Санкт-Петербург/ и ежегодно утверждается Верховным Советом РСФСР».

В соответствии с нормой права пункта 2 той же статьи Государственная программа приватизации, утверждавшаяся Верховным Советом РСФСР, содержала законченный, то есть не подлежавший произвольному расширению иными органами власти, «перечень объектов (групп объектов) государственной собственности, намеченных к приватизации, и обоснование их выбора».

По представлению Совета Министров РСФСР рассмотрение и утверждение обоих перечней государственных предприятий и объединений, как приватизируемых, так и по каким-либо причинам не подлежавшим приватизации, было законодательно закреплено в качестве одной из функций Верховного Совета РСФСР. Организационно всё было предельно прозрачно и понятно: что есть белое, а что есть чёрное.

Отметим, что так было в редакции закона, принятого 3 июля 1991 года, когда РСФСР ещё являлась союзной республикой и входила в состав СССР, когда Борис Ельцин жизненно нуждался в поддержке депутатского корпуса Верховного Совета РСФСР. Но не прошло и одного года, как новая исполнительная власть уже суверенной Российской Федерации, окончательно высвободившаяся от «довлеющего влияния» руководства Союза ССР, потребовала для себя у законодательной власти страны больших полномочий в постановке и решении приватизационных задач.

По всей видимости, не без труда, но Анатолию Чубайсу удалось убедить в то время ещё относительно покладистый, лояльный президентскому своеволию Верховный Совет Российской Федерации внести в текст Закона от 5 июня 1992 года «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий» необходимые ему дополнения. В частности, изменённая редакция пункта 3 статьи 3 законодательного акта была дополнена следующей нормой права:

«В программу /Государственную программу приватизации/ могут быть включены также перечни объектов, приватизация которых может быть разрешена по решению Правительства Российской Федерации или Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом. При приватизации предприятий, включённых в указанные списки, Правительство Российской Федерации, Государственный комитет Российской Федерации по управлению государственным имуществом вправе принимать решения о закреплении контрольных пакетов их акций в государственной собственности на срок до трёх лет».

Это указывало на то, что в основополагающем, единственном приватизационном законе появились-таки «серые пятна», когда приватизировать промышленное предприятие или объединение было, мягко скажем, нецелесообразно с государственной точки зрения, но не столько Правительству, сколько в большей мере Госкомимуществу Российской Федерации непременно желательно, – то приватизировать становилось можно! По сути дела речь шла о серьёзнейшем расширении личных полномочий Анатолия Чубайса, который собственной персоной был представлен в обоих названных государственных органах исполнительной власти страны.

В итоге ещё летом 1992 года Правительство и Госкомимущество Российской Федерации были законодательно уполномочены решать приватизировать или не приватизировать те или иные государственные промышленные предприятия и объединения (концерны), не оглядываясь на реакцию российских парламентариев. Это существенно снизило роль Верховного Совета Российской Федерации, так как после утверждения Государственной программы приватизации в целом он был не вправе повлиять на формирование окончательного перечня приватизируемой промышленной государственной собственности (!).

Данная уступка исполнительной власти была сделана только после своеобразного заверения российских парламентариев, что в указанных случаях контрольные пакеты акций приватизируемых после акционирования государственных компаний на срок до трёх лет могут быть закреплены в государственной собственности, оставаясь там под контролем и в ведении уполномоченных на то государственных органов.

Народная мудрость гласит: «Простота – хуже воровства!».

По всей видимости, российские депутаты, надев «розовые очки» безмятежной уверенности в добропорядочности высокопоставленных госчиновников исполнительной власти, ответственных за проведение промышленной приватизации в России, успокоились, думая, что якобы оставили на срок до трёх лет указанные контрольные пакеты акций в государственной собственности. Складывается впечатление, парламентариям попросту не досказали всей правды. Однако даже человеку, слабо посвящённому в хитросплетения юридической терминологии, наверняка сразу же станет понятным разнящийся смысл умозаключений: «вправе принимать решения» и «обязаны принимать решения», когда речь заходила о закреплении контрольных пакетов акций приватизируемых компаний в государственной собственности.

После внесённых изменений и дополнений в Закон уже не РСФСР, а Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» ни Правительство, ни Госкомимущество Российской Федерации не были обязаны сохранять за Государством все права, следовавшие из собственности на контрольные пакеты обыкновенных акций частично уже приватизированных компаний. Они были вправе, но не обязаны принимать решения только о формальном сохранении самого права государственной собственности на эти пакеты акций на срок всего-то до трёх лет. Права же на все благоприобретения от обладания контрольными пакетами обыкновенных акций, включая права на присвоение финансовых результатов (прибылей), к примеру, лучших горнодобывающих и нефтедобывающих компаний, через продуманно образованные дыры в законодательстве вполне могли свободно передаваться третьим лицам, обогащая последних, способствуя формированию из ряда неприметных бывших советских людей будущих капиталистов-миллиардеров (!).

Это была серьёзная как юридическая, так и политическая судьбоносная ошибка Верховного Совета Российской Федерации. Тогда российские парламентарии по своей сути проиграли дебют шахматной партии под названием «Приватизация по-российски», уступив стратегическую инициативу в принятии приватизационных решений и контроля их исполнения команде Президента России Бориса Ельцина.

Позволив Анатолию Чубайсу, кажется, всего-то лишь чуть-чуть подмять под себя полномочия высшего органа законодательной власти, депутаты-парламентарии невольно приблизили 21 сентября 1993 года (президентский указ № 1400), события которого последовали за тем временем, когда российские законодатели, вдруг прозрев, поняли антинародный характер промышленной приватизации по-Чубайсу, но было уже поздно (!).

Пришло время, и перед Белым Домом выстроились танки, в качестве весомейшего аргумента развернувшие в сторону парламента свои 120-миллиметровые орудия, и начали «воспитывать» народных избранников в духе почтения к президентской власти и «демократическому» политическому режиму, уже приступившему к неправомерному приват-приватизационному перераспределению бывшей советской социалистической, но всё еще общенародной промышленной собственности.

Однако за пятнадцать календарных месяцев до этого, летом 1992 года, события российской действительности развивались относительно спокойно, без пальбы, пожаров и тому подобного беспредела, с внешней стороны как-то даже банально, но исключительно революционно по внутреннему смысловому содержанию.

Не прошло и месяца с принятия 5 июня 1992 года Закона Российской Федерации «О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», как 1 июля того же года был подписан и введён в действие с момента официального опубликования президентский указ № 721. Мягкой формулировкой «рекомендовать» этот подзаконный акт по существу санкционировал передачу контрольных пакетов обыкновенных акций приватизируемых предприятий и объединений (концернов) в доверительное управление (траст):

«Рекомендовать Российскому фонду федерального имущества, фондам имущества республик в составе Российской Федерации, краёв, областей, автономной области, автономных округов, городов и районов передавать на договорной основе находящиеся в их владении пакеты акций до момента их продажи в соответствии с планами приватизации предприятий в доверительное управление (траст) физическим и юридическим лицам, признаваемым покупателями в соответствии со статьёй 9 Закона Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации».

Возможность своевольной передачи совершенно произвольно выбранным третьим лицам принадлежавших Государству контрольных пакетов акций открытых акционерных обществ, образованных в процессе реорганизации путём преобразования государственных предприятий и объединений (концернов), в некое доверительное управление (траст) – вторая наиважнейшая решённая задача, ради которой собственно и издавался Указ Президента России № 721 от 1 июля 1992 года (!).

Ёще раз подчёркнём, необходимость получения согласия на всё это трудовых коллективов акционированных и приватизируемых государственных предприятий и объединений (концернов) популистски картинно декларировалась, но в обязательном порядке не требовалась. От третьих лиц, которые удостаивались чести официально и фактически безвозмездно управлять горнодобывающими и нефтедобывающими компаниями страны, через «временное» владение их контрольными пакетами акций, переданных им формально как бы вплоть до завершения приватизации, каких-либо особых заслуг перед Отечеством или неописуемых профессиональных знаний и опыта не требовалось.

Ими могли стать кто угодно, только бы им предпочитала доверять кремлёвская власть, а они были бы лично «на клеточном уровне» преданы первому российскому президенту, а также узкому кругу лиц из его ближайшего окружения – «семье» Бориса Ельцина. Фамилии не имели какого-либо принципиального значения, то ли это были бы Ивановы и Сидоровы, то ли – Потанины и Ходорковские, всё равно!

Важно было лишь то, кто или какие структуры стояли за этими фамилиями. В этом и беспросветное бесправие, и соль российской промышленной приватизации по-Чубайсу (!).

 

* * *

Теоретики из команды Анатолия Чубайса настолько торопились отразить в тексте упомянутого президентского указа возможность передачи третьим лицам государственной собственности – контрольных пакетов обыкновенных акций частично приватизированных предприятий и объединений (концернов), что не особенно заботились о правильности юридических формулировок. Ведь под понятием «траст» следовало понимать не что иное, как «доверительную собственность», а не «доверительное управление».

Коротенько поясним, в чём состояла суть отличия этих правовых понятий, которая, по всей видимости, совершенно не интересовала «грамотнейших» специалистов в области реформирования макроэкономики огромной страны, стряпавших проекты президентских указов и, чуть ли не с глубоким внутренним чувством исполненного исторического долга, подсовывавших их на подпись высочайшей и очень самоуверенной особе.

В российском гражданском праве 90-х годов XX века существовало два правовых понятия: доверительная собственность (траст) и доверительное управление.

Правовой институт доверительной собственности (траст) появился в гражданском праве лишь после вступления в силу Указа Президента России № 2296 от 24 декабря 1993 года «О доверительной собственности (трасте)». Чёткое представление о доверительном управлении появилось ещё позднее, после введения в действие 1 января 1995 года первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой нормы права статьи 38 и пункта 4 статьи 209 определили правовое понятие доверительного управления.

Существовала раньше и существует до сих пор принципиальная разница между доверительной собственностью (траст) и доверительным управлением, не сводимая лишь к терминологическим различиям, а серьёзно влияющая на правоотношения, возникающие в процессе использования на практике этих правовых институтов.

Доверительная собственность (траст) – институт вещного права, суть которого заключается в возможности расщепления права собственности между несколькими лицами, был заимствован романо-германской (континентальной) системой права, на основополагающих принципах которой выстроена российская правовая система, из англо-саксонской – американской правовой системы. В результате учреждения траста на одно и то же имущество существует два собственника: лицо, учредившее доверительную собственность (траст), и сам доверительный собственник.

В англо-саксонской правовой системе доверительный собственник не является простым доверительным управляющим, иными словами, уполномоченным менеджером – представителем собственника, наделённым какими-то управленческими функциями, поскольку объём его полномочий несравнимо более широк, что получило своё отражение и в российском нормотворчестве. Так, в соответствии с нормой права пункта 9 вышеупомянутого президентского указа № 2296 от 24 декабря 1993 года доверительный собственник уполномочен «распоряжаться доверенным имуществом» (продавать, менять, передавать в залог и тому подобное), правда, с одной оговоркой, «исключительно в интересах бенефициария» (выгодоприобретателя).

В Великобритании применение правового института доверительной собственности (траст) позволяло значительно уменьшать налоговые обязательства, в соответствии с наследственным законодательством и правовыми обычаями, возникавшими у наследников при наследовании ими имущества и имущественных прав (наследственная масса). При переходе по наследству от наследодателя наследственной массы его наследникам объём налогообложения последних (выгодоприобретателей) был очень велик, но он уменьшался на отсутствие налогообложения стоимости того имущества, которое наследодатель (первоначальный обладатель) не менее чем за три года до своей кончины успел перевести из правового режима собственности в режим доверительной собственности (траст).

Необходимо отметить, что правовой институт доверительной собственности (траст) вообще не характерен для романо-германской (континентальной) правовой системы, принятой в подавляющем большинстве стран Европы и, разумеется, в России. Российской правовой системе гораздо более близко понятие доверительного управления, которое ни в коей мере не относится к вещному праву, к отношениям собственности, поскольку правовая природа доверительного управления – обязательственное право.

Передача имущества в доверительное управление не влекла и не влечёт перехода права собственности к доверительному управляющему, который обязан осуществлять управление имуществом, к примеру, теми же контрольными пакетами обыкновенных акций, не в своих интересах, а в интересах собственника или указанных им в договоре лиц. При применении правового института доверительного управления не предусмотрен переход права собственности, отсутствует понятие «расщеплённой собственности», характерной для доверительной собственности (траст), отсутствует право управляющего по своему усмотрению, пусть даже в интересах какого-либо выгодоприобретателя, распорядиться вверенным ему по договору доверительного управления имуществом.

В связи с этим остаётся только предполагать, какой такой тайный смысл закладывали авторы проекта упомянутого президентского указа в правовое понятие «доверительное управление (траст)» и был ли он вообще этот тайный смысл, или это правовые издержки нормативных актов, подготовленных, грубо говоря, «на коленке» англо-американскими советниками Анатолия Чубайса.

Главное, понятна цель этого ничем не подкреплённого, противоречивого, плохо проработанного подзаконного нормотворчества: обеспечить возможность скорейшей передачи произвольно выбранным физическим и юридическим лицам принадлежавших Государству контрольных пакетов обыкновенных акций приватизируемых компаний хоть в доверительное управление, хоть в траст, хоть как «петух на заборе крикнет». Лишь бы скорее наделить лиц, подобных Потанину и Прохорову, реальными рычагами управления лучшей государственной, ещё вчера общенародной промышленной собственностью, предоставив им возможность ни за грош эксплуатировать богатейшие месторождения руд цветных и благородных металлов, через что, ещё до пресловутых залоговых аукционов, сделав их выгодоприобретателями от неправомерного обладания чужой собственностью.

Всё делалось для того, чтобы скорее образовалось численно махонькое сообщество современной крупнейшей российской бизнес-элиты, этакий своеобразный закрытый «клуб нуворишей», неправомерное существование которого как бы символизирует нынешняя «Рублёвка», способная служить памятником, напоминающим о безвозвратно исчезнувших понятиях «справедливость» и «всеобщее равенство», присущих истинной демократии.

«По этому поводу, – говорил в одном из своих интервью 3 декабря 1998 года Борис Березовский, – точнее всех сказал один мой близкий знакомый, Лёня Вальдман, ныне живущий в Америке. Он сказал, что приватизация в России будет происходить в три этапа. На первом этапе будет приватизироваться прибыль. На втором этапе – собственность. На третьем этапе будут приватизироваться долги. Жизнь показывает, что это абсолютно точно». (Б.Березовский, «Искусство невозможного», том 1, стр. 103)

Точность приведённого высказывания, к сожалению, в полной мере подтвердила и приватизация Российского государственного концерна «Норильский никель».

 

 

1.2. Образование и первые решения комиссии по приватизации

Российского государственного концерна «Норильский никель»

 

Реорганизация государственных предприятий и объединений (концернов) путём их преобразования в открытые акционерные общества с целью последующей приватизации осуществлялась в соответствии с правовыми нормами действовавшего на тот момент российского гражданского законодательства, существенно дополненного положениями подзаконного нормативного акта – Указа Президента России № 721 от 1 июля 1992 года.

Суть реорганизации юридического лица путём его преобразования содержалась в норме права пункта 8 статьи 37 действовавшего тогда Закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности», согласно которой при преобразовании одного предприятия в другое к вновь возникшему предприятию переходили все имущественные права и обязанности преобразованного юридического лица.

Собственно же процессы акционирования – реорганизации для целей последующей приватизации – призваны были обеспечить создававшиеся во исполнение приказов руководителей реорганизуемых юридических лиц комиссии по приватизации, в своей деятельности руководствовавшиеся Положением о коммерциализации государственных предприятий с одновременным преобразованием в акционерные общества открытого типа, утверждённым упомянутым президентским указом. Деятельность рабочих комиссий по приватизации направлялась и контролировалась непосредственно руководителями предприятий, которые в соответствии с президентским указом несли персональную ответственность за точное и своевременное исполнение связанных с акционированием и приватизацией требований Госкомимущества Российской Федерации.

Обязательному преобразованию в открытые акционерные общества подлежали, в частности, все предприятия, производственные и научно-производственные объединения, находившиеся в федеральной собственности, государственной собственности субъектов Российской Федерации, если средняя численность их работников превышала 1000 человек или, если на 1 января 1992 года балансовая стоимость принадлежавших им основных фондов превышала 50 миллионов рублей. Причём для этих предприятий, объединений не брался в расчёт фактор их «вхождения в состав трестов, ассоциаций, концернов, союзов, межотраслевых, региональных и иных объединений предприятий».

Под действие этой нормы права совершенно свободно попадало государственное объединение «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П.Завенягина», созданное по постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР, датированного 23 июня 1935 года. Из чего следовало, что, руководствуясь третьим разделом положения о коммерциализации государственных предприятий, генеральный директор производственно-хозяйственного объединения Норильский комбинат был обязан в семидневный срок со дня вступления в силу Указа Президента России № 721 от 1 июля 1992 года издать приказ об образовании соответствующей рабочей комиссии по приватизации управляемого им объединения.

Что характерно, упомянутый президентский указ вступил в силу с момента его официального опубликования. Не допуская каких-либо проволочек, 14 июля 1992 года в то самое время исполнявший обязанности генерального директора государственного объединения Норильский комбинат, его главный инженер Николай Абрамов подписал приказ № 306 «Об образовании рабочей комиссии по приватизации Норильского горно-металлургического комбината им. А.П.Завенягина».

День 14 июля 1992 года без какого-либо преувеличения можно считать точкой отсчёта, своеобразным «днём взятия Бастилии», началом процессов акционирования и приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель».

После него были акционирование, приватизация и реструктуризация процветавшего государственного объединения Норильский комбинат, в итоге приведшие к появлению могучей частной империи цветной металлургии – ОАО «ГМК «Норильский никель». Компании, образованной на базе освоенных и активно разрабатывавшихся богатейших природно-сырьевых месторождений руд цветных и благородных металлов Норильского промрайона, основных производственных фондов и трудового коллектива реструктуризированного до нуля Норильского комбината.

Когда-то во Франции, 14 июля 1789 года, революционный штурм и разрушение государственной тюрьмы Бастилии создали условия для головокружительного карьерного роста и умножения благосостояния двадцатилетнего младшего лейтенанта артиллерии Бонапарта, в один прекрасный день ставшего вдруг Императором Франции Наполеоном I. Пройдя трудный путь от революционного беспредела, грабительского перераспределения собственности власть имущих сторонников короля, опиравшихся на роялистское право, он вошёл в историю не только величайшим полководцем, но, что главнее, человеком, подарившим Франции кодифицированное гражданское право. В итоге же его армия была разгромлена под Ватерлоо, и, находясь в ссылке на острове Святой Елены, 5 мая 1821 года он скончался, оставшись в памяти потомков величайшим из французов.

Безусловно, не пытаясь проводить каких-либо сравнений судьбы поистине великой исторической личности с тем или теми, кто во многом является весьма серым, случайным историческим продуктом, всё же, сочтём возможным поделиться с уважаемым читателем определённо напрашивающимся измышлением. Если верить в магию чисел, то интересно, когда и на каком острове, или в каких иных местах закончится правление современных «мини императоров» российского промышленного производства цветных и благородных металлов, добившихся своего нынешнего экономико-политического могущества лишь благодаря афёре, грамотно спланированной и осуществлённой в условиях беспредельно-революционного бардака недавнего российского прошлого? Чем эти люди, чьё настоящее и прошлое заполнены чем угодно, но только не чередой славных дел во благо своего Отечества и народа, запомнятся россиянам и их потомкам? Думается, что – ничем!

В середине лета 1992 года было положено начало делу новому и, по большому счёту, тогда мало кому известному. Почти наверняка в умудрённых производственным опытом головах технически грамотнейших руководителей государственного объединения Норильский комбинат витали определённые сомнения в правильном понимании ими сути происходивших в стране событий, невольно активными участниками коих им довелось стать. Тем не менее сработала десятилетиями воспитывавшаяся социалистическим строем управленческая психология «красных директоров», выразившаяся в их абсолютной исполнительности и отсутствии даже намёка на тень противления тому, что повелительно шло «сверху» – из Москвы!

Кроме того, в соответствии с положением пункта 7 президентского указа № 721 на руководителя преобразованного государственного предприятия возлагались обязанности генерального директора образованного открытого акционерного общества, а за ранее назначенными должностными лицами администрации того же предприятия закреплялись «правомочия Правления акционерного общества».

Попросту говоря, разработчики модели промышленной приватизации по-Чубайсу, во-первых, пообещали поддержать «красных директоров» государственных предприятий и объединений (концернов) где должностями, где опционами, во-вторых, одновременно для большей уверенности в успехе пригрозили им же ответственностью за непослушание, убедительно предложив последним действовать исключительно в фарватере политико-экономических реформ, проводившихся Правительством Российской Федерации.

Об истинных целях и стратегических задачах, стоявших перед Госкомимуществом Российской Федерации, а также о месте, которое занимали в них планово-рентабельные крупнейшие промышленно-отраслевые производственные предприятия и объединения, специализировавшиеся на добыче, переработке и реализации полезных ископаемых, знало тогда лишь ближайшее окружение Анатолия Чубайса, да, конечно, сам Борис Ельцин.

О том же, к чему в результате всё-таки приведут приватизационные процессы, как они скажутся на судьбах работников полностью приватизировавшихся государственных предприятий и объединений, на судьбах членов их семей, где со временем окажутся сами «красные директора», как правило, опытнейшие производственники, но не слишком искушённые политики, тогда никто даже и не догадывался.

В соответствии с пунктом 1.1. Устава государственного объединения «Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П.Завенягина», перерегистрированного 10 апреля 1992 года постановлением Главы администрации города Норильска № 337, это юридическое лицо входило «с правами учредителя в состав Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель».

Для таких случаев положение пункта 5 президентского указа № 721 предписывало предприятиям, являвшимся участниками государственных объединений (концернов), до 1 октября 1992 года преобразоваться в организационно-правовую форму преобразующихся объединений (концернов), то есть либо в товарищества, либо в акционерные общества. Одновременно происходило определение размеров вкладов предприятий-учредителей в уставные капиталы преобразующихся объединений (концернов).

Положение абзаца 2 пункта 5 упомянутого президентского указа № 721 гласило:

«Государственное имущество, ранее переданное в ведение (на баланс) указанным объединениям органами государственного управления, может быть внесено в уставный капитал соответствующими комитетами по управлению имуществом при условии преобразования объединений в акционерные общества открытого типа».

Российский государственный концерн «Норильский никель» как раз представлял собой объединение шести предприятий и производственно-хозяйственных объединений, можно даже предположить созданное на вполне добровольной основе во исполнение постановления Совета Министров СССР от 4 ноября 1989 года № 947 «Об образовании государственного концерна по производству цветных металлов «Норильский никель».

Следовательно, во-первых, государственное объединение Норильский комбинат должно было не позднее 1 октября 1992 года реорганизоваться путём преобразования в открытое акционерное общество. Во-вторых, все акции этого открытого акционерного общества должны были составить вклад в уставный капитал открытого акционерного общества, образованного в ходе акционирования Российского государственного концерна «Норильский никель», собственно и подлежавшего приватизации. В итоге приватизация государственного объединения Норильский комбинат должна была осуществляться опосредованно через размещение по выбранному варианту приватизационных льгот акций открытого акционерного общества, образованного в ходе акционирования Российского государственного концерна «Норильский никель» (!).

Интересным является то, что впопыхах Анатолий Чубайс, лично возглавлявший приватизацию Российского государственного концерна «Норильский никель», запутался в последовательности действий, сделав многое наоборот, фактически дискредитировав модель промышленной приватизации, им же придуманной и реализованной.

Однако, всё по-порядку.

Следуя полученным предписаниям, Правление Российского государственного концерна «Норильский никель» 20 июля 1992 года приняло решение за № КН-16 «о приведении организационно-правовой формы концерна в соответствие с действующим законодательством, имея в виду преобразование концерна в акционерное общество «Российский государственный концерн по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель». Также в решении Правления устанавливалось, что «приватизацию входящих в концерн предприятий, организаций или их отдельных объектов считать недопустимой до принятия Правительством Российской Федерации решения о преобразовании Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» в акционерное общество».

Этот ответственейший документ был подписан всеми руководителями входящих в Российский государственный концерн «Норильский никель» предприятий и объединений:

– председателем Правления концерна, генеральным директором государственного объединения Норильский комбинат Филатовым А.В.;

– первым заместителем председателя Правления концерна Казаковым Б.В.;

– директором комбината «Печенганикель» Блатовым И.А.;

– директором комбината «Североникель» Худяковым В.М.;

– директором института «Гипроникель» Рябко А.Г.;

– директором Красноярского завода цветных металлов Гулидовым В.Н.;

– директором Оленегорского механического завода Поляковым М.И.

Под документом также поставили подписи и представители трудовых коллективов этих предприятий и объединений: Анисимов Ю.В. (от «Печенганикель»), Щетинин Е.Н. (от «Североникель»), Крылов А.А. (от Красноярского завода цветных металлов), Люботинский А.И. (от института «Гипроникель»).

В тот же день, 20 июля 1992 года, председатель Правления концерна Анатолий Филатов уже единолично подписал решение за № КН-20 об образовании комиссии по приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель».

Особое значение имел факт подписания решения Правления об акционировании с целью последующей приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» непосредственно всеми руководителями, а также представителями трудовых коллективов предприятий и объединений, входивших в состав концерна. В противном случае действия руководства концерна могли в какой-то степени войти в противоречие с положениями Постановления Верховного Совета РСФСР от 11 октября 1991 года «Об упорядочении создания и деятельности ассоциаций, концернов, корпораций и других объединений предприятий на территории РСФСР», в то время ещё никем не отменённое.

Пункт 2 резолютивной части данного постановления парламента предписывал:

«Запретить всем созданным на территории РСФСР концернам, ассоциациям, корпорациям и всем другим объединениям предприятий осуществлять властные функции по отношению к входящим в эти объединения предприятиям, в т. ч. распоряжаться их имуществом, выступать арендодателями государственных предприятий, учреждать, реорганизовывать и ликвидировать государственные предприятия, назначать и увольнять руководителей государственных предприятий, давать другие обязательные для исполнения указания».

Летом 1992 года постепенно начали проявляться принципиальные противоречия во взглядах большинства депутатского корпуса Верховного Совета Российской Федерации и Правительства России на политико-экономические реформы, проводившиеся в стране и основывавшиеся на разгосударствлении и приватизации промышленной собственности. В частности, это касалось аргументированности обоснований включения тех или иных, прежде всего крупнейших рентабельнейших государственных федеральных предприятий и объединений (концернов) природно-сырьевых добывающих отраслей народного хозяйства в перечни хозяйствующих субъектов, подлежавших приватизации, наличия обязательных условий с этим связанных, а также собственно порядка проведения их приватизации. Хотя стоит отдельно отметить, полного единства во взглядах не было и среди госчиновников самой исполнительной власти.

Для скорейшего проведения акционирования и приватизации самых интересных с точки зрения доходности и прибыльности государственных промышленных предприятий и объединений (концернов), специализировавшихся на добыче, переработке и реализации природно-сырьевых богатств, председатель Госкомимущества Российской Федерации Анатолий Чубайс, как правило, предпочитал использовать не методы разъяснения, а откровенный административный нажим на «красных директоров». Последним особенно-то не позволялось задумываться о сути происходивших событий, поскольку это вполне могло привести к незапланированному правительственными чиновниками затягиванию процесса акционирования и последующей приватизации производственных предприятий и объединений (концернов), вверенных «красным директорам» по занимаемой должности, что могло повлечь срыв сроков создания условий для подкрепления приватизированными прибылями псевдодемократического режима Бориса Ельцина.

Фактор скорости работал на тех, кто, управляя приватизационными процессами из Москвы, намеренно не особенно беспокоился об информационной подготовленности хотя бы руководящих и инженерно-технических кадров приватизируемых предприятий и объединений (концернов). Стоит только представить, сделай Анатолий Чубайс хотя бы кратковременную паузу в приватизационных процессах, чтобы в течение двух – трёх лет, действуя через средства массовой информации, подготовить граждан России, как к самой промышленной приватизации, так и к её возможным последствиям, то всё приняло бы совсем другой оборот. Почти наверняка российское гражданское общество не раскололось бы на ничтожное меньшинство очень богатых и на подавляющее большинство живущих в постоянной нужде и бедности, либо откровенно нищенствующих россиян (!).

Ведь, в этом случае в России сложились бы условия для зарождения, становления, последующего развития и, хотелось бы верить, процветания среднего класса не богатых, но обеспеченных граждан, который во многих странах в различные времена служил и служит истинной опорой государственной власти. Социально-стабильное, независящее от корпоративной политики сверхкрупных частных компаний, думающее гражданское общество, в своём большинстве состоящее из просто обеспеченных людей, трудом достигших своего благосостояния, наверняка не позволило бы команде Бориса Ельцина за столь короткий срок так цинично и беспринципно распределить среди избранных сотоварищей богатства недр и промышленный потенциал России (!).

К сожалению, история не знает сослагательных наклонений, и добиться каких-либо глобальных изменений в реальной современной российской действительности будет очень сложно, а может быть и практически невозможно. Этого и добивался Анатолий Чубайс, с лета 1992 года как можно быстрее разгоняя локомотив промышленной приватизации, чтобы скорее наступил момент, когда едва появившиеся на свет, ещё не осознавшие реальный уровень собственных возможностей, будущие российские олигархи при любых обстоятельствах, наличии любых междоусобных разногласий в главном смогли бы стать его надёжными союзниками.

Союзниками против тех, кто в ходе промышленной приватизации по-Чубайсу остался ни с чем в материальном плане, надолго потеряв веру в справедливость политики, как центральных властей, так и местных муниципалитетов, в той или иной степени зависящих от тактических планов и стратегических программ крупнейших корпораций, фактически управлявших и управляющих целыми регионами страны. Против тех, кто теперь не скоро осознает смысл словосочетания «объединяющая национальная идея», не видя для себя ничего общего и объединяющего с олигархами, «за понюшку табака» растащившими экономический потенциал России по своим частным корпоративным квартирам. Даже если сегодня олигархи, стараясь погреться от популярности нынешнего российского президента, суетливо подёргиваясь, торопятся показать свою лояльность и нужность властям, «не моргнув глазом» рассуждают о борьбе с коррупцией и о возможном сотрудничестве крупного прихватизированного бизнеса и власти, параллельно успевают втискивать своих верных людей в Высший совет партии «Единая Россия».

Надо признать, руководство Российского государственного концерна «Норильский никель», в течение ряда лет привыкшее, что называется, на «ты» общаться с самыми высокопоставленными государственными должностными лицами в Москве, попыталось-таки разумно и не переча разобраться в сути акционирования и приватизации, а также в их возможных последствиях. Данная попытка не может не вызывать глубокого уважения к людям, которые изначально не захотели быть простыми пешками в игре кремлёвских реформаторов новой «демократической» волны.

Хотя, по понятным причинам, это не находило понимания и не вызывало одобрения со стороны председателя Госкомимущества Российской Федерации Анатолия Чубайса, который в письме за № АЧ/4873 от 31 июля 1992 года, адресованном председателю Правления Российского государственного концерна «Норильский никель» Анатолию Филатову, писал следующее:

«Концерн «Норильский никель», а также его структурные подразделения являются объектами федеральной собственности. Согласно п. 15 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.91 № 3020-1 правами распоряжаться федеральным имуществом на территории России обладает исключительно Госкомимущество РФ.

В Красноярском крае Госкомимущество РФ имеет три своих территориальных агентства, обладающих правом и компетенцией по распоряжению имуществом федеральной собственности. Это Таймырский, Эвенкийский окружные и Красноярский краевой комитеты по управлению имуществом.

Настоящим ставлю Вас в известность о необходимости исполнять решения указанных территориальных агентств Госкомимущества РФ, принятые в пределах их компетенции, в том числе в вопросах коммерциализации и распоряжения государственным имуществом.

В случае игнорирования их обоснованных требований Правительство России будет принимать меры административного воздействия».

Более красноречиво и лаконично написать, наверное, было бы трудно. Мол, если дорожите своими должностями, то, не рассуждая, молча и быстро выполняйте команды по ускорению акционирования и приватизации вверенного вам пока ещё государственного объединения (концерна).

Аргументируя приведённые в письме требования, Анатолий Чубайс ссылался на Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краёв, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».

Интересно при этом, как он же по прошествии нескольких лет описывал, каким образом нужные ему текстовые формулировки попали в указанный документ, принятый российскими парламентариями:

«В стране существовало три десятка министерств и ведомств, которые чётко знали: поруководить предприятиями – это их святое. Никакое Госкомимущество никем всерьёз не рассматривалось. … Причём противостояние Госкомимущества и министерств было не только на федеральном, но и на местном уровне. … Под своё вторжение мы стали, прежде всего, готовить юридическую базу. Решили предпринять нахальный ход – пристегнуть к готовившемуся тогда постановлению Верховного Совета о разграничении собственности между различными уровнями управления один пункт, который принципиально изменял взаимоотношения между Госкомимуществом и министерствами. «Полномочия по распоряжению государственным имуществом, делегированные до 10 ноября 1991 года министерствам, ведомствам и иным субъектам, утрачивают свою силу с момента принятия настоящего постановления», – записано скромно, как бы между делом. Дальше заложили норму о том, что правом распоряжаться объектами федеральной собственности на территории Российской Федерации обладает исключительно Госкомимущество. … Интересно, что Верховный Совет, не переваривающий самого слова «Госкомимущество», нам никак не помешал. Он попросту не понял, что произошло. Лишь к весне 1993 года депутаты сообразили, что одна из основ, на которой держится наша система, – пункт 15 постановления от 27 декабря 1991 года. И ведь речь шла о постановлении, а не о законе. Внесение поправок в закон требует двух чтений, а постановление (особенно один его пункт) при полностью управляемом Хасбулатовым Верховном Совете можно было отменить на сессии, всего за пять минут». (Под редакцией А.Чубайса, «Приватизация по-российски», стр. 107-109)

В точности так и произошло, когда 21 июля 1993 года своим постановлением № 5475-1 Верховный Совет Российской Федерации внёс в пункт 15 значительные изменения, фактически исключив из него вообще упоминание о Госкомимуществе Российской Федерации. «Но к этому моменту, – писал Анатолий Чубайс, – он /пункт 15/ уже своё дело сделал. Просуществовав почти полтора года, система встала на ноги, сформировалась, обрела контакты, связи, умение работать, и разрушить её было не так-то просто». (Под редакцией А.Чубайса, «Приватизация по-российски», стр. 110)

Оказалось гораздо проще разрушить, точнее – разогнать и расстрелять Верховный Совет, весной – летом 1993 года изменивший ключевое для Госкомимущества положение, что автоматически приблизило полные трагизма дни, когда исполнительная власть России, желая бесконтрольно перераспределять государственную промышленную собственность, не сочла нужным приготовить парламенту другие аргументы, кроме Указа № 1400, спецназа и залпов танковых орудий (!).

Ради достижения поставленных перед ним целей, Анатолий Чубайс почти полтора года небезуспешно ссылался на постановление парламента № 3020-1 от 27 декабря 1991 года, значительно расширившее компетенцию Госкомимущества Российской Федерации, подкрепляя свои требования мерами административного воздействия на руководителей государственных предприятий и объединений (концернов), безусловно, имевших крепкие личные связи с госчиновниками федеральных министерств.

Вот так и руководству Российского государственного концерна «Норильский никель», и руководствам входивших в него промышленных предприятий и объединений под чубайсовским госчиновничьим административным нажимом пришлось смириться, приняв навязанный сверху темп проведения приватизационной реорганизации (!).

 

 

1.3. Выбор одного из трёх вариантов приватизации.

Советы трудовых коллективов

и их роль при проведении промышленной приватизации в России

 

С самого начала в сжатые сроки предстояло выполнить требование, содержавшееся в пункте 3 статьи 15 Закона РФ «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» от 3 июля 1991 года, в соответствии с которым при выборе рекомендуемого способа приватизации комиссия по приватизации учитывала «мнение трудового коллектива предприятия». Выбор же трудящихся был ограничен тремя вариантами приватизационных льгот, особенности применения каждого из которых были изложены в пункте 5.4. Государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 год.

Государственная программа приватизации совершенно определённо и категорично устанавливала порядок участия членов трудовых коллективов в выборе вариантов льгот, предоставлявшихся им в ходе приватизации государственных предприятий и объединений (концернов). Какие-либо принципиальные доводы трудящихся против проведения самой приватизации, либо аргументированные возражения против предложенных вариантов льгот комиссиями вовсе не рассматривались, поскольку для принятия решения о приватизации, получения согласия трудовых коллективов предприятий и объединений (концернов) в обязательном порядке не требовалось.

В то же время норма права пункта 8 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 11 июня 1992 года № 2980-1, утвердившего и введшего в действие Государственную программу приватизации на 1992 год, регламентировала:

«Установить, что коммерциализация, преобразование в акционерное общество государственного или муниципального предприятия, входящего в концерн, ассоциацию, корпорацию или другое объединение, а также структурного подразделения предприятия (объединения) осуществляется по решению трудового коллектива этого предприятия (структурного подразделения) и представителя собственника (соответствующего комитета по управлению имуществом). В этом случае согласия трудовых коллективов других предприятий (структурных подразделений), входящих в объединение (предприятие), не требуется».

Это касалось случаев, когда решение об акционировании с целью последующей приватизации, к примеру, того же концерна, на государственном уровне ещё принято не было, а трудящиеся какого-либо входившего в него предприятия или структурного подразделения, собравшись, принимали решение о целесообразности приватизации той производственной единицы, работниками которой они являлись. После чего, проявив инициативу, как говорится, «снизу», они выходили с этим на соответствующий комитет по управлению государственным имуществом с намерением добиться принятия «наверху» нужного им решения. Отсюда становится ясен смысл фразы, присутствовавшей в решении Правления государственного концерна «Норильский никель» от 20 июля 1992 года за № КН-16, относительно того, что приватизацию входивших в концерн предприятий, организаций или их отдельных объектов считать недопустимой до принятия на уровне Правительства Российской Федерации решения об акционировании всего концерна.

В нашем же случае намерение представителя собственника – Госкомимущества Российской Федерации – провести акционирование всего Российского государственного концерна «Норильский никель» с целью его последующей приватизации было явно выражено и в дополнительном подтверждении не нуждалось, то есть получение согласия работников не требовалось. Ранее уже отмечалось, что такой подход был вызван тем, что российские реформаторы не очень-то надеялись на необходимое им благоразумие, покорность и расторопность работников предприятий и объединений (концернов), на готовность последних участвовать в принятии нужных команде специалистов Анатолия Чубайса решений.

Справедливость этого утверждения подтвердили результаты проведённого автором данной книги анализа первичных документов – оригиналов опросных листов работников структурных подразделений, функциональных и производственных управлений самого крупного производственного объединения, входившего в Российский государственный концерн «Норильский никель».

Упомянутый опрос был осуществлён во исполнение приказа по концерну за № КН-10 от 31 августа 1992 года «О проведении собраний в структурных подразделениях предприятий концерна для сбора подписей на выбор варианта льгот при акционировании концерна «Норильский никель».

После выхода приказа первые две недели сентября 1992 года ушли на проведение необходимых подготовительных мероприятий, включавших в себя изготовление и распространение копий нормативных документов, регламентировавших процессы акционирования и приватизации, на их беглое изучение, прежде всего, руководителями структурных подразделений, функциональных и производственных управлений, отделов и служб, входивших в состав предприятий концерна.

Важно заметить, что в частности на государственном объединении Норильский комбинат была распространена практика, когда непосредственно руководители отдельных структурных подразделений, к примеру, таких, как рудники, металлургические заводы и обогатительные фабрики, либо должностные лица из их ближайшего окружения, являлись одновременно и председателями советов трудовых коллективов этих структур. По сути, общий сбор председателей советов трудовых коллективов структурных подразделений под одной крышей совершенно свободно можно было бы принять за какое-нибудь тематическое совещание или очередную еженедельную явочную планерку руководства государственного объединения Норильский комбинат.

Это не противоречило действовавшему российскому законодательству и позволяло при видимой самостоятельности советов трудовых коллективов сохранять требуемое теми или иными обстоятельствами единство принятия и реализации управленческих решений, выработанных руководством производственного объединения, уполномоченного также представлять интересы его трудящихся.

В этом чувствовался некоторый абсурд, порождённый системой взаимоотношений, установившихся между трудящимися-пролетариями и трудящимися-управленцами ещё в период Перестройки народного хозяйства страны, провозглашённой и проводимой командой Президента СССР Михаила Горбачёва. При нём государственная власть, руководствуясь популистскими побуждениями, стремилась поставить всё, всех и каждого в отдельности на демократические рельсы под рупор гласности, под лозунги прославления самоуправления и борьбы с засильем бюрократии, не задумываясь о возможных сопутствующих вредных последствиях. Всему гражданскому обществу была прописана демократизирующая пилюля, на первый взгляд повысившая статус нижестоящих чинов в решении как общегосударственных, так и общепроизводственных задач. Однако заметим – только на первый взгляд!

Сегодня же, по прошествии более чем полутора десятков лет, выглядит весьма странным факт использования демократических принципов и механизмов формирования государственных органов власти и управления, таких как верховенство волеизъявления народа, избираемость представительных и исполнительных органов власти, обязательная периодическая отчётность власти перед избравшим её народом, при создании командно-управленческих структур хозяйствующих субъектов (!).

Судите сами, глава XV-А действовавшего тогда Кодекса законов о труде РСФСР, появившаяся и вступившая в силу на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 5 февраля 1988 года, первостепенную, главенствующую роль отводила именно трудовому коллективу, являвшемуся в соответствии со статьей 235 со значком один кодекса «полноправным хозяином на предприятии». Полномочия же руководителей государственных предприятий были производны от воли трудовых коллективов, проявляемой «в условиях широкой гласности» посредством выработки и принятия на общих собраниях (конференциях) соответствующих решений. Так, статья 235 со значком два содержала следующие нормы права:

«Общее собрание (конференция) трудового коллектива избирает руководителя предприятия, совет трудового коллектива и заслушивает отчёты об их деятельности, рассматривает и утверждает планы экономического и социального развития предприятия, … рассматривает другие наиболее важные вопросы деятельности предприятия в сфере труда. Решения общего собрания (конференции), принятые в пределах полномочий трудового коллектива и в соответствии с законодательством, обязательны для членов коллектива и администрации, а также для вышестоящих государственных и хозяйственных органов».

Аналогия с органами государственной власти напрашивалась сама собой: общее собрание (конференция) трудового коллектива – это Съезд народных депутатов, совет трудового коллектива – Верховный Совет (парламент), а уж должность директора предприятия вполне соответствовала председателю Кабинета Министров (правительство).

Допускаю, далеко не все со мной согласятся, но осмелюсь утверждать, что данное применение в трудовом праве правовых, исторически выстраданных инструментов государственного права нанесло несоизмеримо больший вред, нежели принесло пользы. Поскольку это совершенно разные отрасли права, хотя обе и содержавшие в себе нормы, регулировавшие отношения власти и подчинения, но это – разная власть и разное подчинение. В частности, пагубность такого положения вещей заключалось в том, что руководители государственных предприятий, стараясь постоянно поддерживать свой положительный рейтинг среди избравших их работников, были вынуждены принимать в большей мере популистские решения, не слишком оправданные с точки зрения экономики предприятий в целом. К этому более подробно и на конкретных примерах предстоит ещё вернуться в других главах книги, где речь пойдёт о глубинных причинах, приведших в начале 90-х годов XX века государственное объединение Норильский комбинат, и до того, и тогда являвшееся наиболее прибыльной производственной структурой народного хозяйства страны, к временным финансовым трудностям.

Сами же советы трудовых коллективов, на первый взгляд призванные стать лишь альтернативой, своеобразным противовесом профсоюзным организациям, на самом деле не противопоставлялись последним, а занимали своё особое положение, по закону отражая интересы всего трудового коллектива государственного предприятия, не деля его по профессиональным отличиям, должностям и функциональным обязанностям. Этот институт народно-трудовой демократии, со всеми его плюсами и минусами, определённо сыграл свою роль, отведённую ему идейными вдохновителями Перестройки, значительно облегчив проведение как экономических, так и политических реформ в стране.

В подавляющем большинстве нормативно-правовых актов периода Перестройки, пропитанных идеями демократии, в случаях, когда государственная власть считала необходимым узнать или учесть мнение работников предприятий при решении каких-либо вопросов, это связывалось с обобщающим понятием «трудовые коллективы» и всем, что из этого следовало, а никак не с профессиональными союзами. К примеру, напомним, в процессе выбора способа приватизации комиссия по приватизации конкретного государственного предприятия или объединения (концерна) учитывала мнение всего трудового коллектива, а не профсоюзных организаций, количество которых могло быть сравнительно велико (!).

Перестраивая народное хозяйство, государственная власть учитывала, что в целом по стране профсоюзных организаций было огромное множество, сгруппированных в различные отраслевые и межотраслевые объединения, в свою очередь объединённые под флагом существовавшего во времена Советского Союза Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов (ВЦСПС). Это была мощнейшая политическая сила, способная законными методами организованно отстаивать трудовые и социально-бытовые права своих членов, а при необходимости легко переводить вектор противостояния с сугубо материально-экономических требований на политические, с возможными не всегда приятными для существовавшей государственной власти последствиями.

Напомним, в конце 80-х – начале 90-х годах XX века забастовки горняков часто сопровождались митингами, на которых звучали призывы к снятию с занимаемых должностей государственных чиновников самых высоких рангов. Отсюда становится ясно, почему, только ещё начиная проведение полномасштабных политико-экономических реформ, государственная власть, законодательно установив правовой статус трудовых коллективов предприятий, предпочитала именно с ними вести диалог, когда требовалось получить мнение трудящихся по каким-либо проблемам. Гораздо труднее было бы договариваться с многочисленными профсоюзными организациями и их объединениями, прошедшими долгий, трудный путь исторического развития, имевшими значительный экономический потенциал, совсем не лишёнными политических амбиций, объективно рассчитывавших на поддержку самых широких слоёв населения страны.

В дополнение, с целью ещё больше подчеркнуть роль профсоюзных организаций, обратимся к недавнему историческому прошлому. Достаточно широко известна цитата из публицистических трудов вождя большевистской революции в России начала XX века Владимира Ульянова (Ленина):

«Государство, это – область принуждения. Сумасшествием было бы отрекаться от принуждения, особенно в эпоху диктатуры пролетариата. … Партия, это – непосредственно правящий авангард пролетариата, это – руководитель. … Профсоюзы – резервуар государственной власти, школа коммунизма, школа хозяйничанья». (В.Ленин, «Ещё раз о профсоюзах», собр. соч. в четырёх томах, том 4, стр. 252)

Во времена Перестройки, стараясь демократизировать гражданское общество, повлияв, говоря по-горбачёвски, на мышление советских граждан, кремлёвская власть пошла на значительное снижение роли Государства как аппарата принуждения и подавления. Далее, она постепенно отказалась от руководящей и направляющей роли Коммунистической партии СССР. Следующим за этим шагом логично следовал отказ от роли профсоюзов как школы коммунизма, а поскольку в одночасье сделать это было не возможно, то требовалось законодательно ограничить их влияние на процессы реформ, на происходившие изменения в общественном сознании. Вот тогда-то, в начале 1988 года, и появились общие собрания (конференции) трудовых коллективов, советы трудовых коллективов государственных предприятий и объединений (концернов), состав которых полностью или частично мог состоять из руководителей либо из ведущих управленцев среднего звена.

Начатая в 1985 году Михаилом Горбачёвым Перестройка, порождённая главным образом разбалансированностью экономики народного хозяйства СССР, когда затраты, в том числе на Афганскую войну, космические программы, дружественную помощь зарубежным товарищам, уже не компенсировались доходами от деятельности предприятий государственного сектора экономики, охваченных застойными процессами, возвела необходимость проведения преобразований в ранг государственной политики.

Вокруг вдруг сразу, как по команде, заговорили о целесообразности повсеместного применения на ещё тогда государственных предприятиях и объединениях интенсивных методов организации производства, предполагавших создание условий для проявления работниками частной инициативы, основанной на их личном побудительном интересе больше зарабатывать. Появились такие понятия, как «самофинансирование», «хозрасчёт», «бригадный подряд», отвергалась любая уравниловка и так далее, и тому подобное.

В то же время Советский Союз последовательными односторонними уступками в пользу высокоразвитых зарубежных стран постепенно утрачивал свой геополитический статус одного из немногих ведущих государств тогдашнего многополярного миропорядка. Спешно, без соответствующей предварительной подготовки из стран Восточной Европы буквально в чистое российское поле выводились сотни тысяч военнослужащих Западной группы войск, бросалось или за бесценок продавалось имущество воинских частей. На Дальнем Востоке страна отказалась от своих прав на использование и эксплуатацию в будущем части разведанных нефтеносных участков недр, расположенных на шельфе вблизи береговой линии Чукотского полуострова южнее Берингова пролива. В одностороннем порядке были нарушены условия буквально накануне «Бури в пустыне» пролонгированного на уровне министров иностранных дел международного договора об оказании военно-экономической помощи Ираку, что привело к недружественной оккупации южной части этого государства и утрате Советским Союзом своих прежних позиций при решении внешнеполитических проблем стран Ближнего и Среднего Востока.

В самом Советском Союзе периодически возникали на первых порах сравнительно небольшие очаги организованного профсоюзами забастовочного движения, как язвы начали обнажаться, до этого прикрытые брежневским временем «застойной стабильности», неурегулированные межнациональные противоречия, как это было, например, летом 1986 года в Алма-Ате (союзная республика Казахстан). СССР – Великое Государство, само по себе являвшееся объединяющей общенациональной идеей, гордостью многих народов, наций и народностей, одновременно – весомым останавливающим предупреждением для стран, жаждавших мирового господства и единоличного глобального лидерства, очень быстро растрачивало накопленный в течение многих десятилетий политический ресурс.

Михаил Горбачёв, разрушив политическую основу Советского Союза, не смог ничего серьёзного предложить взамен, откровенно пренебрегая необходимостью при проведении любых экономических преобразований незыблемо поддерживать на должном уровне как внешнеполитический, так и внутриполитический статус управляемого им Государства. Политически слабенькое Государство не могло быть в состоянии продолжительное время успешно управлять «демократизировавшимся» гражданским обществом, раздираемым противоречиями, проявившимися благодаря сепаратистскому свободомыслию и необузданной гласности, потерявшим веру в справедливость, ещё не испытавшим искреннюю тягу к духовному самосовершенствованию, жившим одним лишь индивидуальным экономическим интересом, который фактически превратился в подобие общенациональной идеи (!).

К сожалению, приходится признать, всё вышло почти по Ленину: «Политика не может не иметь первенства над экономикой. Рассуждать иначе, значит забывать азбуку марксизма. … Другими словами. Политический подход, это значит: если подойти к профсоюзам неправильно, это погубит Советскую власть, диктатуру пролетариата». (В.Ленин, «Ещё раз о профсоюзах», собр. соч. в четырёх томах, том 4, стр. 241)

А ещё говорят, что нет пророков в родном Отечестве!

Профсоюзные организации, десятилетиями варившиеся в марксистско-ленинских идеях социального равноправия и объективно не способные в одночасье по команде перенять взгляды профсоюзов стран развитого капитализма, в ряде случаев вполне могли выступать тормозом ускоренной реализации перестроечных планов команды Горбачёва. Однако по прошествии более чем пятнадцати лет, придаваясь кабинетным рассуждениям, невозможно не предположить, что наверняка это было бы разумное торможение, способствовавшее спокойному, взвешенному, эволюционному изменению общественного сознания гражданского общества, так как всегда необходимо время, в течение которого вода точит камень, а жизнь меняет мировоззрения людей.

Прошло всего каких-нибудь три года от первого упоминания о Перестройке, как в нормативно-правовых актах, регламентировавших ход проведения реформ, интересы всех работников государственных предприятий и объединений принялись представлять именно советы трудовых коллективов. Профсоюзы же остались последовательными защитниками трудовых прав каждого конкретного работника, группы работников, корреспондируя эти права с соответствующими обязанностями директоров предприятий – работодателей, в свою очередь также являвшихся членами трудовых коллективов. Когда же перестроечные реформы приводили к многомесячным задержкам выплат заработной платы и отпускных, профсоюзные организации, не договорившись с руководством предприятий, призывали своих членов и сторонников к протесту, вплоть до объявления забастовок, тогда как советы трудовых коллективов, в большинстве своём представленные руководителями и ведущими управленцами предприятий, по понятным причинам противились этому (!).

Практически любая конфликтная ситуация, вызванная нарушениями трудовых прав работников, непосредственно или косвенно являвшаяся следствием проводившихся в стране экономических реформ, противопоставляла стремления профсоюзных организаций целям и задачам, стоявшим перед советами трудовых коллективов. Избегая в данном случае излишних подробностей, приведём сугубо отвлечённый, обобщающий, но очень типичный для того времени пример различного подхода к одной и той же проблеме обеих этих структур, одновременно представлявших интересы трудящихся, допустим, реструктуризируемого производственного объединения:

1) профсоюзы зачастую выражали категорическое несогласие с социально недостаточно обеспеченным сокращением численности или штата работников какого-либо градообразующего производственно-хозяйственного объединения, пусть даже вызванные необходимостью его технического перевооружения. Причём их позиция подкреплялась доводом, что трудовое законодательство страны не в полной мере учитывало особенности труда, сложность трудоустройства при проживании в географически удалённых зонах, где государственные градообразующие промышленные предприятия и объединения являлись естественным образом основными, а иногда и единственными нанимателями рабочей силы на территориях их месторасположения. В связи с этим профсоюзы справедливо и настойчиво ставили вопрос об усилении материальной ответственности работодателя в случае проведения сокращения численности или штата работников, что обязательно отражалось в коллективном договоре, заключавшемся представителями трудящихся с руководством производственно-хозяйственного объединения;

2) совет трудового коллектива этого же градообразующего производственно-хозяйственного объединения, отстаивавший интересы всех без исключения трудящихся, включая руководителей, зачастую поддерживал сокращение численности или штата работников, единственно настаивая на обязательном соблюдении требований правовых норм действовавшего трудового законодательства. При этом аргументация строилась на основе того, что указанные мероприятия направлены на оптимизацию производственных затрат, формирующих себестоимость единицы готовой продукции. Это позволяло за счёт снижения суммарного количества производственных затрат, сохраняя на прежнем уровне объём выпускаемой готовой товарной продукции, добиваться при прежних доходах роста прибылей объединения, что предполагало выплату премиальных оставшимся работникам, а также закладывало основу для последующего роста абсолютных значений их заработной платы. В этой связи совет трудового коллектива, разумеется, никак не был заинтересован предпринимать активные действия, направленные на усиление материальной ответственности фактически не только руководства объединения, а всего трудового коллектива перед теми работниками, которые подлежали увольнению по сокращению численности или штата, то есть перед теми, кто реально покидал трудовой коллектив.

И в одном, и в другом случае имела место защита интересов трудящихся. С одной лишь принципиальной разницей. Профессиональные союзы защищали права работников как остававшихся на производстве, так и подлежавших сокращению, не особенно беря в расчёт интересы работодателя – руководства предприятия. Совет же трудового коллектива исходил из необходимости защиты интересов всего трудового коллектива, остававшегося работать на производстве, включая и руководство предприятия, не слишком заботясь о работниках, кто в результате сокращения численности или штата объединения переставал входить в состав его трудового коллектива.

Не вызывает сомнений, своим союзником скорейшего проведения экономических реформ, направленных на осуществление смены (перестройки) социалистической модели производственно-хозяйственных отношений на капиталистический лад, государственная власть изначально видела не профсоюзные организации, а совет трудового коллектива – игрушку, «китайского болванчика», беспримерно послушного рукам «демократизаторов» всей страны.

Совет трудового коллектива автоматически терял всякую актуальность своего существования, переставал быть представительным органом трудящихся, как рабочих, так и их руководителей, являвшихся полноправными работодателями, сразу же по завершению приватизации государственного предприятия или объединения, на котором функционировал этот совет трудового коллектива (!).

После полной приватизации любого государственного предприятия или объединения, предварительно реорганизованного, как правило, в открытое акционерное общество, его реальным (генеральным) работодателем становился частный собственник (группа собственников), ставший обладателем контрольного пакета акций компании, разумеется, никоим образом не входивший в состав трудового коллектива. Всё вставало на свои места: интересы людей труда продолжали представлять и защищать профсоюзы, а интересы частного капитала – менеджеры, нанимаемые капиталистом для управления текущей деятельностью компании.

Наверняка всё проходило бы несколько иначе, если бы страна пошла не по пути революционного отрицания и разрушения старого, а – эволюционного преобразования, оставляя всё лучшее от старого миропорядка и постепенно привнося в него нечто новое, прогрессивное, отвечавшее идеям демократии и прогресса. Вот тогда пригодился бы и огромный организаторский потенциал профсоюзных организаций, последовательно, этапами перенимавших всё лучшее, что есть в профсоюзных движениях развитых капиталистических стран мира.

Сегодня можно всего лишь констатировать, в 1988 году Генеральный секретарь Коммунистической партии СССР Михаил Горбачёв случайно или преднамеренно забыл ленинское предупреждение, что, «если подойти к профсоюзам неправильно, это погубит Советскую власть», в итоге Советская власть действительно перестала существовать в исторически судьбоносном для народов Советского Союза 1991 году. После чего, правда, не только не улучшилась жизнь абсолютного большинства граждан бывшего Союза ССР, сумевших выжить в многочисленных межнациональных конфликтах, но также и темпы экономического развития некогда братских союзных республик во многом до сих пор оставляют желать лучшего! В то время как за последние полтора десятка лет верные идеям марксизма жители Поднебесной (китайцы), постепенно и эволюционно приобщившиеся к товарно-денежным капиталистическим отношениям, во многом не только догнали, но и перегнали тех, с кого они ещё недавно брали пример, как надо жить, работать и учиться по-ленински!

Выходит, правду жизни стоило бы поискать не на зазнавшемся Западе, а на мудром Востоке, ведь вся прогрессивная история человечества успешно развивалась как раз с Востока на Запад, а не наоборот!

 

 

1.4. Анализ опроса членов трудового коллектива

государственного промобъединения Норильский комбинат

по выбору ими варианта приватизации

Российского государственного концерна «Норильский никель»

 

На этой пессимистичной ноте вернёмся к событиям, последовавшим за изданием приказа по Российскому государственному концерну «Норильский никель» за № КН-10 от 31 августа 1992 года «О проведении собраний в структурных подразделениях предприятий концерна для сбора подписей на выбор варианта льгот при акционировании концерна «Норильский никель».

Совет трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, осознавая, что он вправе представлять интересы более чем стачетырнадцатитысячного коллектива трудящихся в соответствии со статьёй 235 со значком один Кодекса законов о труде РСФСР, являясь «полноправным хозяином на предприятии», принял решение за № 207 от 14 сентября 1992 года. Последнее буквально через день, 16 сентября 1992 года, было опубликовано на страницах местного периодического печатного издания – газеты «Заполярная правда».

Из указанного решения, увидевшего свет ещё до начала самого процесса сбора подписей в поддержку какого-либо из трёх вариантов приватизационных льгот, следовало, что Совет трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат счёл все предложенные Государственной программой приватизации варианты приватизационных льгот неприемлемыми. Далее следовала информация о направлении в адрес Верховного Совета и Правительства России требования о передаче собственности государственного объединения Норильский комбинат в полное хозяйственное ведение его трудового коллектива.

В общем-то, это полностью соответствовало положению вещей того времени, исходя из пропитанных демократическими идеями социалистического самоуправления норм права Кодекса законов о труде РСФСР, по которым трудовой коллектив комбината, не являясь собственником промобъединения, считался его полноправным хозяином. Перестроечная пропаганда способствовала тому, что Совет трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, во многом состоявший из тех же руководителей и ведущих управленцев комбината, позволил себе надеяться на более основательное закрепление за собой на будущее прав на средства производства и природно-сырьевую базу этого промобъединения.

Получился своеобразный «тяни-толкай»: по Указу Президента России от 1 июля 1992 года за № 721 руководители государственного объединения Норильский комбинат были обязаны в принципе поддерживать промышленную приватизацию, если, конечно, дорожили своими рабочими местами, но те же руководители, входившие в состав Совета трудового коллектива комбината, были вправе принципиально выступать против самой приватизации.

Только после принятия Советом трудового коллектива соответствующего решения, а также его обнародования (16 сентября 1992 года), был дан старт проведению опроса работников комбината, продолжавшегося вплоть до 1 октября того же года. Совет трудового коллектива объединения дал необходимый толчок кампании сбора подписей в поддержку какого-либо из вариантов приватизационных льгот.

Интересно, как в этом случае относиться к решению Совета трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, чей председатель, Виктор Ситнов, одновременно являлся и депутатом Верховного Совета Российской Федерации? Что это? – реальное отражение воли подавляющего большинства трудящихся или завуалированная позиция руководителей, подсознательно опасавшихся неизвестного, не имевших достаточно времени разобраться и донести до подчинённых смысл и предполагаемые последствия акционирования и приватизации. В какой-то степени в данном шаге просматривалась надежда на лоббизм, основывавшийся на личных связях парламентария Ситнова, на возможное получение со временем весомой поддержки со стороны некоторых депутатов парламента или федеральных министерских чиновников, курировавших деятельность концерна «Норильский никель» и прекрасно лично знавших его руководителей.

Итоги опроса показали, то ли позиция Совета трудового коллектива действительно отражала мнение большей части работников комбината, то ли она предопределила выбор тех, кто, не будучи в состоянии самостоятельно и очень быстро разобраться в смысловом содержании предлагавшихся вариантов приватизационных льгот, предпочёл доверительно положиться на мнение своих многоуважаемых представителей. Но, из 107245 работников государственного объединения Норильский комбинат, включённых в опросные листы, которые автору данной книги лично удалось держать в руках, 28908 либо заявили о своём категоричном несогласии с приватизацией вообще, либо, поддержав решение Совета трудового коллектива, посчитали все предложенные варианты приватизационных льгот неприемлемыми. Доля численности отказников составила 26,95% от списочного состава работников, указанных в опросных листах.

Часть опрошенных лиц, ознакомившись с предложенной им информацией об акционировании и приватизации, предпочла воздержаться от какого-либо выбора, сделав об этом соответствующую письменную отметку. Таких воздержавшихся нашлось 10370 человек, что соответствовало 9,67% от всей списочной численности опрашивавшихся работников.

Суммарно же, то ли активно – открыто, то ли пассивно – воздержавшись, но своё непринятие предложенной модели промышленной приватизации выразили 39278 работников государственного объединения Норильский комбинат, то есть – 36,62% от списочной численности.

Почти столько же, 39185 работников, вообще не участвовали в опросе по каким-либо уважительным, а, возможно, и просто надуманным причинам: очередной отпуск, отпуск по беременности и родам, по уходу за ребенком, командировка, болезнь и тому подобное, что составило 36,54% от общего количества лиц, включённых в опросные листы.

Безоговорочно поддержали первый вариант приватизационных льгот 21445 работников государственного объединения Норильский комбинат, то есть почти 20% от списочной численности. В поддержку второго варианта льгот высказались 7189, а третьего – 148 работников, что соответственно составляло 6,70% и 0,14% от списочной численности работников комбината, включённых в опросные листы.

Из чего следовало, что в общей сложности предложенную схему приватизации принципиально, независимо от вариантов льгот, поддержали 28782 работника или 26,84% от отражённой в опросных листах списочной численности трудящихся крупнейшего дочернего производственно-хозяйственного объединения Российского государственного концерна «Норильский никель».

При детальном изучении опросных листов опора делалась на существовавшую тогда внутреннюю структуру государственного объединения Норильский комбинат, состоявшую из производственных подразделений и управлений, функциональных управлений, центров, отделов и служб. Выяснилось, что до конца дня 1 октября 1992 года, соответствовавшего самому предельному сроку, установленному президентским указом, по тем или иным причинам в распоряжение комиссии по приватизации не поступили опросные листы двух структурных подразделений: строительно-монтажного треста «Спецфундаментстрой» и Дудинского морского порта. Не были обнаружены также опросные листы управления главного энергетика и основного состава финансового управления центрального аппарата управления комбината.

По всей видимости, очень сжатые сроки не позволили вовремя выполнить приказ по концерну за № КН-10 от 31 августа 1992 года и обособленным структурным подразделениям комбината, расположенным на значительном территориальном отдалении от его основных производственных структур. К крупнейшим из них относились: аграрно-строительный комплекс (АСК) «Тесь» (Минусинский район Красноярского края), объединённый санаторно-курортный комплекс (ОСКК) «Озеро Белое» (Московская область) и санаторный комплекс «Заполярье» (город Сочи).

Суммарная списочная численность работников перечисленных структурных подразделений и управлений, не учтённых при подведении итогов опроса, составляла около семи тысяч человек, задействованных как в производственной, так и в непроизводственной, непрофильной деятельности комбината. Это всё же позволяет утверждать, что в случае участия этих работников в опросе учёт их мнений никоим образом не повлёк бы за собой серьёзных изменений сформировавшейся при подведении общих итогов пропорции, отражавшей степень поддержки трудящимися предложенных им на выбор вариантов приватизации.

Следовательно, является ничтожно малой и сама вероятность сколько-нибудь существенной корректировки результатов проведённой опросной кампании, что даёт право считать их максимально приближенными к истине, наиболее точно отражавшими далеко не однозначное мнение трудового коллектива комбината. Неоднозначность заключалась в разнообразии мнений, сформировавшихся за какие-нибудь три-четыре недели сентября 1992 года у десятков тысяч в основном социально равноправных людей.

Уверенность автора книги в том, что специфика профессиональной деятельности работников не могла не повлиять на выработку и принятие ими тех или иных решений, продиктованных вопросами опросной кампании, привело к необходимости условно разделить структурные подразделения и управления государственного объединения Норильский комбинат на группы по определённым характерным функциональным признакам. Это позволило попытаться взглянуть на проведённый опрос глазами людей различных профессий и родов занятий.

До сентября 1992 года подавляющее большинство трудящихся, участвовавших в опросе, в своей обыденной повседневной жизни ни разу не притрагивались к экономико-правовой литературе, не мучили себя вопросами теории акционирования и содержания права собственности. Их профессиональная и служебная деятельность на комбинате была связана с добычей, переработкой и реализацией природных полезных ископаемых, транспортным и энергетическим обеспечением, строительством и ремонтами, торговлей и коммунальным хозяйством. Тогда насколько осознанными могли быть их решения в пользу того или иного варианта промышленной приватизации, ведь в течение отведённых президентским указом нескольких недель они успели получить лишь самое общее, поверхностное представление о сути предложенного им выбора и никакого понятия о возможных последствиях, вытекающих из него?

К факторам, влияющим на формирование мнений людей, побуждающих их делать какой-либо выбор, относятся пол, возраст, образование, опыт и характер работы, место и условия жительства, состав семьи, её обеспеченность, социальная защищённость и так далее. Конечно, было бы интересно проанализировать, например, мнения всех женщин, сравнив их с мнениями всех мужчин, составлявших тогда вместе трудовой коллектив государственного объединения Норильский комбинат, или рассмотреть результаты опроса сначала работников с высшим образованием, затем средне-специальным и, наконец, средним. Правда, тогда этому социологическому исследованию пришлось бы посвятить всю книгу целиком, поэтому всё же, поскольку в данном случае речь шла о выборе варианта промышленной приватизации государственного объединения Норильский комбинат в составе Российского государственного концерна «Норильский никель», то наиболее интересным представляется изучение мнений людей различных профессий.

Независимо от трудовых обязанностей, возложенных на работников, последние, прежде чем принять какое-либо решение относительно выбора варианта приватизации,  были вынуждены в течение нескольких недель рабочего времени фактически вариться в котле обсуждений, где тон задавали либо руководители структур, либо выборные лидеры профсоюзных организаций или структурных советов трудовых коллективов.

Данные опроса показали, насколько велико было влияние авторитета руководства, профсоюзных лидеров и председателей советов трудовых коллективов на формирование общественного мнения каждой конкретной бригады, участка, отдела и управления.

 

* * *

1. Итак, в первую группу вошли двенадцать структурных подразделений государственного объединения Норильский комбинат, специализировавшихся как на добыче сульфидных медно-никелевых руд (шесть рудников), так и на добыче других полезных ископаемых, а также на обеспечении горного производства транспортными услугами. Суммарная численность трудящихся рассматриваемых производственных структур на день проведения опроса составляла 11499 человек, преимущественно являвшихся горняками.

Результаты опроса общественного мнения, сформированного в шахтёрской среде, показали, что первый вариант приватизационных льгот поддержало всего лишь 1546 работников, или 13,44% от общей списочной численности опрошенных трудящихся. За второй вариант льгот подписалось 1017, а за третий – 33 работника, что соответственно составляло 8,84% и 0,29% от общей списочной численности. Суммарный же уровень поддержки горняками всех предложенных вариантов промышленной приватизации не достиг и четверти, составив всего-то 22,57% от общей списочной численности работников двенадцати опрошенных структурных подразделений комбината.

В то же время категорически отрицательно отнеслись ко всем трём вариантам приватизационных льгот, а иногда и собственно к промышленной приватизации как таковой, письменно выразив своё несогласие в опросных листах, 3417 работников, что составляло 29,72% от общих списков трудящихся горнодобывающих подразделений.

Кроме того, значительная часть горняков, бегло ознакомившись с основными, характерными условиями каждого из вариантов льгот, предоставлявшихся в процессе промышленной приватизации, предпочла вообще воздержаться от выбора, сославшись на необходимость более подробного изучения самого процесса приватизации. Перечень таких воздержавшихся включал в себя 1842 труженика горного производства, или 16,02% от их общей списочной численности.

В итоге количество осознанно отказавших в поддержке всем предложенным вариантам приватизации государственного объединения Норильский комбинат, несмотря на соблазн льгот, предоставлявшихся членам трудового коллектива, достигло 5259 работников, или 45,74% от списочной численности трудящихся, профессиональная деятельность которых была связана с основополагающим, горнодобывающим звеном основной производственной цепочки комбината.

Приблизительно одна треть горняков, 3644 человека, – 31,69% от всего списка, в основном находившихся в отпусках и командировках, а также отсутствовавших по причине заболеваний, объективно не смогла принять участие в проводимом опросе.

Для того чтобы понять атмосферу того времени, причины, побудившие трудящихся сделать тот или иной выбор, приведём лишь несколько наиболее примечательных записей, сделанных в виде комментариев прямо на опросных листах. Так, к примеру, начальник подземного участка очистных работ № 7 рудника «Октябрьский» Вадим Тимохин, поясняя, почему 43 из 75 подчинённых ему работников подписались против всех вариантов приватизационных льгот, сделал запись о том, что «необходимо разъяснение каждого варианта». Практически то же самое имел в виду начальник подземного участка горно-капитальных работ № 9 рудника «Октябрьский» Евгений Ермилин, совместно с ещё 29 своими подчиненными подписавшийся против всех вариантов приватизации, объясняя причину того, что ещё 36 его работников, воздержавшись, «отказались подписывать, так как нет никаких пояснений, расчётов по приватизации».

Совсем не менее интересными показались и результаты опроса горняков рудника «Комсомольский», где после всего услышанного о приватизационных льготах, после соответствующих обсуждений и дискуссий на проведённых собраниях трудящихся, из 1296 работников списочной численности 952 отказались от подписания предложенных опросных листов. В списках воздержавшихся от выбора всех трёх приватизационных льгот был и весь руководящий состав рудника, кроме заместителя главного инженера по технике безопасности Ивана Штылёва, поддержавшего приватизацию комбината по первому варианту приватизационных льгот.

Такой результат имел место быть по причине отсутствия достаточного количества времени, прежде всего, у инженерно-технических работников рудника «Комсомольский», на осознание полученной о приватизации информации, её проработки и принятия какого-либо решения. Это понятно, логично, а также по-своему близко каждому разумному человеку, живущему своей головой и помнящему народную мудрость: «Не зная броду, не суйся в воду!».

 

2. Для дальнейшего рассмотрения итогов опросной кампании по выбору какого-либо из вариантов приватизации условно объединим часть структурных подразделений государственного объединения Норильский комбинат в ещё одну группу в составе трёх металлургических заводов, одного специализированного металлургического цеха, двух обогатительных и одной агломерационной фабрик. В общей сложности в этих структурных подразделениях трудились 13871 человек, по большей части являвшихся металлургами.

Профессиональная деятельность металлургов, впрочем, как и горняков, всегда сопряжена с довольно серьёзными рисками для жизни и здоровья и, безусловно, требовала и требует высочайшего знания своего дела, разумной осторожности при принятии каких-либо решений, критического отношения к сомнительным, ещё не апробированным рационализаторским предложениям. Бескомпромиссное соблюдение требований техники безопасности на производстве для людей этих профессий во многом являлось и является гарантом успешного выполнения производственных заданий, сохранения как собственных жизней и здоровья, так жизней и здоровья их сотоварищей по труду.

Скорее, именно профессиональные навыки, связывавшие процесс выработки и принятия решения в условиях травмоопасного производства с необходимостью получения полной информации, её мыслительной обработки до достижения ясной картины возможных последствий, повлияли на то, что металлурги оказали самую низкую поддержку предложенным вариантам приватизации (!).

Так, за первый вариант подписалось лишь 958 работников, что составляло 6,91% от списочной численности трудящихся рассматриваемых подразделений. Второй вариант поддержали 1193, а третий – всего 3 работника, что от общей численности металлургов составило соответственно 8,60% и 0,02%. Итоговый показатель уровня поддержки, оказанный норильскими металлургами вообще всем вариантам приватизации, был равен 15,53% от их списочной численности. Если сравнить его с аналогичным средним показателем, выведенным по всем структурам комбината – 26,84%, то полученная разница в 11% выглядит весьма впечатляюще.

Против всех вариантов приватизации подписалось 2665 работников, а 3094, обсудив заданную тему на собраниях трудовых коллективов цехов, участков и служб, предпочли вообще воздержаться от выбора, что соответственно составляло 19,21% и 22,31% от общей списочной численности трудящихся рассматриваемых структурных подразделений. Фактически доля протестного электората, если в данном случае позволительно употребить данный термин, составляла 41,52% от объединённых трудовых коллективов металлургов, агломератчиков и обогатителей.

Общее настроение большинства металлургов наиболее красочно отразили записи, сделанные прямо от руки на итоговых страницах опросных листов руководителями среднего звена металлургического производства. Особенно интересными показались заметки на полях ведущих металлургов Медного завода государственного объединения Норильский комбинат. Судите сами, приведённые цитаты совершенно не нуждаются в каких-либо дополнительных комментариях:

1) «Коллектив цеха с предлагаемыми вариантами акционирования концерна ознакомлен. От подписи трудящиеся воздержались. Решение вопроса доверяют СТК /Совету трудового коллектива/ комбината», – 24 сентября 1992 года выразил позицию трудового коллектива начальник сушильного цеха Борис Самойлов;

2) «Коллектив плавильного цеха ознакомлен с условиями акционирования и считает их неприемлемыми для НГМК /Норильского комбината/. От подписей в поддержку вариантов отказались», – 25 сентября 1992 года сделал запись начальник плавильного цеха Константин Злотников;

3) «Коллектив цеха с предложенными вариантами акционирования концерна ознакомлен. От подписей трудящиеся воздержались. Решение вопроса возможно после детального разъяснения через прессу, радио, телевидение с конкретными цифрами, расчётами», – пояснил тогда же начальник цеха электролиза меди Николай Ладин;

4) неразборчиво подписавшийся старший мастер участка тепловодного снабжения всё того же Медного завода записал: «Коллектив ознакомился с предлагаемыми вариантами приватизации, от подписей за какой-либо из вариантов воздержался, по причине необходимости проведения обсуждения в рамках завода – комбината с компетентными лицами для выяснения и сопоставления различных позиций и возникших вопросов, выработки наиболее приемлемого решения».

Всего из 3434 членов трудового коллектива Медного завода подобным образом воздержалось от участия в опросе по выбору варианта приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» и входящего в его состав Норильского комбината 2500 металлургов, или 72,80% от списочной численности трудящихся.

Необходимо отметить также, очень большое количество металлургов, обогатителей и агломератчиков по различным причинам совсем не приняли участия в опросе. Таковых оказалось 5958 человек, или – 42,95% от списочной численности, что на 6,41% больше аналогичного среднего показателя, выведенного по опросным листам всего комбината. Несомненно, какое-то количество этих людей в середине сентября 1992 года находилось в отпусках, командировках, отсутствовала по болезни, однако, явно видно, что в списки не участвовавших попали и лица, уклонившиеся от подписания опросных листов, а может быть, и от собраний трудящихся, по иным, менее уважительным причинам.

Наиболее наглядным примером тому явились результаты опроса трудящихся Норильской обогатительной фабрики, где всего лишь 59 человек из 1324 обогатителей приняли участие в проведении опроса. Об остальных 1265 членах трудового коллектива, составлявших 95,54% списочной численности, в опросных листах вообще отсутствовала какая-либо информация, что в некоторой степени негативно характеризует должностных лиц, ответственных за проведение порученных им мероприятий во исполнение приказа по концерну за № КН-10 от 31 августа 1992 года.

Это очень контрастировало с тем, что в абсолютном большинстве рассмотренных опросных листов иных структурных подразделений комбината были обязательно указаны причины отсутствия какого-либо работника в день опроса на своем рабочем месте. Также обязательно делалась пометка об участии работника в собрании трудового коллектива, после которого он, получив необходимый минимум информации, вправе был заявить о своей готовности или неготовности принять участие в опросной кампании.

Следовательно, часть якобы отсутствовавших трудящихся смело можно отнести к разряду, пусть поверхностно, но ознакомившихся с предложенной им информацией о приватизации, после чего принявших для себя решение воздержаться, отказавшись от подписания опросных листов, а может и от участия в собрании трудового коллектива.

 

3. Рассмотрев результаты предприватизационного опроса горняков и металлургов – работников основного профилирующего производства государственного объединения Норильский комбинат, перейдём к итогам опроса трудящихся, чья деятельность была призвана обеспечивать бесперебойный процесс добычи сульфидных медно-никелевых руд, получения продуктов первичного обогащения, производства цветных и благородных металлов: проектировщиков, строителей, ремонтников, транспортников, энергетиков, связистов, снабженцев и так далее. Всего в перечень вошли 35855 трудящихся, работавших в сорока одном структурном подразделении и производственном управлении комбината.

Приватизацию государственного объединения Норильский комбинат по первому варианту приватизации поддержало 6542 работника, или 18,24% от общей списочной численности трудящихся рассматриваемых структурных подразделений. В поддержку второго варианта подписались 2695 трудящихся, третьего – 42, что от общей списочной численности соответственно составило 7,52% и 0,12%.

В итоге суммарный уровень поддержки всех трёх предложенных вариантов приватизации достиг 25,88%, чуть-чуть превысив одну четверть от списочной численности работников рассматриваемых структур, почти совпав с аналогичным показателем, выведенным по результатам опроса членов трудового коллектива всего комбината – 26,84%.

Отрицательное отношение к предложенным приватизационным схемам выразили 11505 трудящихся, или 32,09% от общей списочной численности работников структурных подразделений обеспечения основного производства. Ещё 1811 человек, или от общего списка – 5,05%, поверхностно ознакомившись с предложенной им информацией об акционировании и возможных вариантах приватизации промышленных производств, предпочли вообще воздержаться от какого-либо выбора. В итоге среди общей массы работников доля лиц, так или иначе осознанно отказавших в своей поддержке всем трём вариантам промышленной приватизации по-Чубайсу, составила 37,14%.

Приблизительно столько же работников по разным причинам не приняло участия в проводимом опросе: 13260, или 36,98% от суммарной списочной численности трудящихся структурных подразделений обеспечения основного производства комбината.

Из материалов опроса прослеживался интересный факт, указывавший на то, что в ряде подразделений одних и тех же крупных производственных структур комбината имели место прямо-таки противоположные результаты, объясняемые, по всей видимости, авторитетным влиянием конкретных руководителей среднего и низшего звена управления на своих подчинённых. Трудящиеся, окружавшие пролетарских минилидеров, похоже, из-за отсутствия времени не особенно-то стремились выработать собственные мнения, а в большей степени полагались на способность непосредственных начальников принять и довести до них наиболее приемлемое решение, освободив подчинённых от необходимости предпринимать попытки вникнуть в суть предлагавшегося выбора.

Так, из 232 работников списочного состава шахтопроходческого управления № 5 Норильского шахтостроительного треста, руководимого Владимиром Меньшиковым, 104 подписались в поддержку первого варианта приватизации, 61 – в поддержку второго, 8 – предпочли воздержаться, и это при полнейшем отсутствии противников предложенных приватизационных схем. Тогда же, 30 сентября 1992 года, после выступления на собрании трудящихся строительного управления «Талнахрудстрой» этого же шахтостроительного треста его руководителя Вадима Караваева, присутствовавшие на мероприятии 170 человек из 226 работников по списку единогласно приняли решение «считать неприемлемыми все три варианта приватизации», встав на позицию Совета трудового коллектива комбината.

Руководство же Норильского шахтостроительного треста во главе с управляющим Валерием Карагодовым почти единогласно поддержало первый вариант приватизации комбината в составе Российского государственного концерна «Норильский никель». Из чего следовало, что во многом на формирование коллективного мнения трудящихся шахтостроительных управлений, входивших в состав Норильского шахтостроительного треста, в большей степени оказали влияние политико-экономические взгляды и жизненный опыт их непосредственных, ближайших руководителей, а не должностных лиц высшего командно-управленческого звена.

Тем не менее в некоторых случаях, как это было, к примеру, при проведении опроса работников Механического завода, коллективное мнение большинства трудящихся полностью совпало с мнением директора этого структурного подразделения комбината Виктора Перницкого. Отрицательное отношение ко всем трём предложенным вариантам приватизации вместе со своим руководителем выразили 1009 работников завода из 1585 общей численности трудового коллектива, что с учётом отсутствия на рабочих местах в день проведения опроса 508 человек можно считать почти единогласным решением.

В ряде структурных подразделений государственного объединения Норильский комбинат работники с гораздо большей готовностью прислушивались к опубликованной позиции объединённого Совета трудового коллектива (СТК), даже тогда, когда она шла в разрез с мнением их вышестоящего руководства.

Вот ситуация, сложившаяся 18 сентября 1992 года на собрании трудового коллектива колонны № 3 автотранспортного предприятия ПСМО «Норильскстрой», где все до одного присутствовавшие 79 водителей из 108 числившихся по спискам, выслушав выступление руководителя предприятия Вадима Устинова, агитировавшего за поддержку первого варианта приватизации, приняли совершенно противоположное решение. В итоге в протоколе собрания была сделана запись: «Отказаться от предложенных вариантов, поддержать СТК НГМК /Норильского комбината/». Отметим, данное решение было поддержано также и непосредственным руководителем – начальником колонны № 3 Сергеем Никулиным и председателем совета трудового коллектива предприятия Юрием Анохиным.

Подобным образом развивались события и при проведении опроса трудящихся треста «Стройкомплект» ПСМО «Норильскстрой», где также против мнения руководства структурного подразделения в форме категоричного отказа поддержать какой-либо из вариантов приватизации комбината выступило 323 работника из 765 числившихся по спискам. В резолютивной части протокола от 24 сентября 1992 года собрания трудового коллектива транспортного участка треста, на котором председательствовал Александр Урбах, было записано: «Одобрить решение № 207 от 14.09.92 об отношении СТК комбината и администрации НГМК /Норильского комбината/ к вариантам акционирования концерна «Норильский никель». На данном примере хорошо видно, что на тот момент далеко не все трудящиеся, участвовавшие в опросной кампании, достаточно чётко представляли себе разницу между понятиями «акционирование» и «варианты приватизации» (!). Поясним.

Акционирование – это реорганизация путём преобразования государственного унитарного предприятия, объединения (концерна), на бухгалтерском балансе которого на праве хозяйственного ведения было закреплено необходимое ему для осуществления производственно-хозяйственной деятельности имущество, в открытое акционерное общество, обладавшее переданным в уставный капитал либо приобретённым по иным основаниям имуществом на праве собственности.

Варианты же промышленной приватизации – это различные способы передачи уже акционированных государственных предприятий или объединений (концернов), как имущественных комплексов, наделённых также определёнными неимущественными правами, в собственность частных лиц. По воле передающей стороны  (первоначального собственника, коим являлось Государство) варианты промышленной приватизации могли обусловливаться некоторыми льготами для членов трудовых коллективов и приравненных к ним лиц, либо финансово-организационными требованиями, предъявлявшимися к потенциальным инвесторам.

Предметом опросной кампании был выбор одного из трёх предложенных способов промышленной приватизации, сопряжённых в каждом случае со своим вариантом льгот, предоставлявшихся членам трудовых коллективов и приравненных к ним лиц. Речь не шла об акционировании как таковом, поскольку к нему необходимо было относиться только лишь как к подготовительному мероприятию, обязательно предшествовавшему собственно процессу проведения промышленной приватизации. Следовательно, не могло быть и вариантов акционирования Российского государственного концерна «Норильский никель», были лишь варианты (способы) его приватизации.

Очевидно, что многие трудящиеся государственного объединения Норильский комбинат, как и абсолютное большинство граждан России того времени, не обладали ни достаточными экономико-правовыми знаниями, ни жизненным опытом бытия в условиях рыночной экономики, без чего самостоятельный, мотивационно-обоснованный выбор человеком какого-либо варианта промышленной приватизации являлся занятием весьма проблематичным. Если не сказать бесполезным, поскольку вся схема промышленной приватизации по-Чубайсу была выстроена так, что участие в ней слабо осведомлённых в сути происходивших событий людей не могло повлиять на принятие организационно-экономических решений, а было делом формально-политическим, и не более того!

Отсутствие возможности в обозначенный краткий период времени разобраться в тонкостях новой для России приватизационной правовой материи не только увеличивало число осознанных противников участия в том, в чём люди не разбирались, но и наталкивало некоторых из них на мысль, не углубляясь в дебри юриспруденции, взять да и разработать собственный вариант приватизации: «Предлагаю выйти к правительству с любым другим вариантом», – записал на опросном листе сотрудник аппарата управления треста «Норильскспецремстрой» Юрий Жогов.

При рассмотрении результатов опроса, проведённого среди работников арендного предприятия «ТИСМА», специализировавшегося на выпуске керамической плитки, минватных изделий, лёгких заполнителей и тому подобного, пришлось столкнуться с тем, что из 558 человек 285, или 51,07% от списочной численности, вместе с директором Николаем Приходько поддержали первый вариант приватизации. Казалось бы, почему? Ведь, до опроса трудящиеся объединились в арендное предприятие с целью приватизации производственных фондов упомянутого структурного подразделения государственного объединения Норильский комбинат посредством договора аренды с правом выкупа через вариант приватизации, существовавший в законодательстве Советского Союза.

В своих первоначальных намерениях они руководствовались нормами права статей 22 и пункта 2 статьи 10 Закона СССР «Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде», принятого Верховным Советом СССР 23 ноября 1991 года, в соответствии которыми:

1) «Арендное предприятие может быть создано на основе аренды имущества производств, цехов, отделений, ферм или других подразделений государственного предприятия (объединения). Создание такого арендного предприятия производится с согласия соответствующего государственного предприятия (объединения). При этом договор аренды заключается с государственным предприятием (объединением), часть имущества которого сдаётся в аренду».

2) «Выкуп осуществляется путём внесения арендатором арендодателю всей причитающейся ему арендной платы со стоимости сданного на полный амортизационный срок имущества, а также путём возмещения ему арендных платежей с остаточной стоимости имущества, аренда которого согласно договору прекращена до завершения амортизационного срока. Источниками выкупа могут быть любые средства, имеющиеся у арендного предприятия в соответствии с законодательством.

После выкупа арендованного имущества арендное предприятие по решению его трудового коллектива может быть преобразовано в коллективное предприятие, кооператив, акционерное общество или иной вид предприятия, действующего на основе коллективной собственности».

Работники арендного предприятия «ТИСМА» намеревались стать полноценными хозяевами основных производственных фондов, на которых работали, следовательно, даже учитывая факт аннулирования руководством комбината арендных отношений, им должен был быть «ближе и роднее» не первый, а именно второй вариант приватизации, за который, кстати, подписалось всего-то 2 человека.

 

4. Далее рассмотрим результаты опроса работников структурных подразделений комбината, специализировавшихся на оказании услуг социального и коммунально-бытового характера, выполнявших градостроительные работы, производивших товары народного потребления и реализовывавших их, одним словом, всех тех, чья деятельность наполняла содержанием понятие «градообразующее предприятие». Трудящиеся этих хозяйственных структур не были задействованы ни в основном профилирующем производстве государственного объединения Норильский комбинат, ни в производстве, обеспечивавшем процессы добычи, переработки и реализации природно-сырьевых богатств недр полуострова Таймыр. Всего таковых структур было пятьдесят одна, в них работало не много не мало, 39604 человека.

Первый вариант приватизации и связанные с ним льготы, предоставлявшиеся членам трудового коллектива предприятия, поддержало 10793 работника, что составляло 27,25% от суммарной списочной численности трудящихся хозяйственных структурных подразделений. Второй вариант приватизации пришёлся по душе 1851 человеку, третий – 53, что соответствовало 4,68% и 0,13% от общего количества работавших лиц.

В итоге общий уровень поддержки предложенных вариантов приватизации достиг 32,06%, то есть почти треть всех трудящихся рассматриваемых структурных подразделений, что на 5,22% превышало аналогичный показатель, выведенный по результатам опроса членов всего трудового коллектива комбината.

Отрицательное отношение к предложенным вариантам приватизации выразили 9787 работников, что соответствовало 24,71% от общей списочной численности трудовых коллективов хозяйственных структурных подразделений. Кроме этого, ещё 3395 человек (8,57% от списочной численности) ограничились лишь ознакомлением с предложенной информацией об акционировании и промышленной приватизации, воздержавшись от принятия какого-либо решения. В итоге число работников, отказавшихся поддержать все три предложенные варианта приватизации, суммарно составило 13182 человека, что соответствовало 33,28% от общей списочной численности трудящихся.

По разным причинам не приняли участия в опросной кампании 13725 человек, или 34,66% от общей численности трудящихся хозяйственных структурных подразделений государственного объединения Норильский комбинат.

Как видно, расклад мнений опрошенных работников распределился в достаточной степени равномерно: каждый третий поддержал приватизацию комбината по какому-либо одному из предложенных вариантов; каждый третий выразил принципиальное несогласие с приватизацией как таковой, или с предложенными приватизационными схемами, либо вообще воздержался от выбора; треть работников совсем не участвовали в опросной кампании. В конкретно взятых же хозяйственных структурных подразделениях комбината мнения людей распределились далеко не всегда столь равномерно.

Настроение многих рядовых работников удачно выразили грузчики кольцевого завоза объединения «Промтовары» Иван Прокопенко и Евгений Цветков, выступившие на собрании трудового коллектива, состоявшегося 17 сентября 1992 года, где они заявили, «что для рабочих это тёмный лес, нет ясности, и удивляет спешка в этом вопросе»! Исходя из протокола, далее следовало выступление их непосредственного начальника Евгения Слизких, который весьма категорично заявил, «что он не верит ни нашей власти предержащей, ни Ельцину Б.Н.»!

 

5. Теперь приступим к рассмотрению итогов опроса руководящих работников, сотрудников аппарата центрального управления, а также функциональных и производственных управлений, представительств, лабораторий, центров, отделов и служб государственного объединения Норильский комбинат.

Всего структур управления и координации деятельности производственных подразделений комбината, контроля качества и количества выпускаемой продукции, строительства и ремонтов, внедрения в производство достижений научной мысли, удалось выявить двадцать три, в которых работало 6416 человек.

Приватизацию государственного объединения Норильский комбинат в составе концерна «Норильский никель» по первому варианту льгот, предоставлявшихся членам трудового коллектива, поддержало 1606 сотрудников управленческих и контролирующих структур комбината, что составляло 25,03% от списочной численности трудящихся. Для той же цели второй вариант приватизационных льгот предпочли 433 человека, третий – 17, что соответственно составляло 6,75% и 0,27% от общего количества членов трудовых коллективов указанных структур.

Полностью неподходящими для комбината предложенные варианты приватизации признали 1534 сотрудника, или 23,91% от списочной численности трудовых коллективов руководящих и иных структур аппарата управления комбината. Кроме этого, ещё 228 человек, или 3,55% от объединённых списков трудящихся предпочли ограничиться лишь ознакомлением с представленной информацией об акционировании и промышленной приватизации, воздержавшись от участия в подписании опросных листов за какой-либо из вариантов приватизации.

В результате количество работников, отказавшихся поддержать все варианты приватизации, суммарно было равно 1762, а в том или ином варианте поддержавших приватизацию комбината – 2056, что соответственно составляло 27,46% и 32,05% от общей списочной численности трудящихся разного рода управленческих структур.

Результаты опроса показали, что 2598 человек, или в суммарном счёте двое из каждой пятёрки руководящих работников, сотрудников аппарата, управлений, отделов и служб вообще не приняли участия в опросной кампании.

Почти никто из высокопоставленных первых лиц руководства комбината не принял личного участия в опросе. Это было, в общем-то, предсказуемо, исходя из того, что в то время из них толком никто не понимал, чего собственно хотят добиться уполномоченные чиновники Госкомимущества Российской Федерации, а также к чему всё это приведёт в будущем, а знать хотелось, хотя бы для сохранения собственного статуса и материального достатка. Напомним, Указ Президента России от 1 июля 1992 года № 721 возлагал «персональную ответственность за подготовку и своевременное представление соответствующих документов», касавшихся акционирования и приватизации, именно на руководителей государственных предприятий и объединений, а не, допустим, на советы трудовых коллективов.

Поэтому, конечно, целесообразнее было, отмолчавшись, неформально поручить поучаствовать в формировании коллективного мнения трудящихся производственно-хозяйственного объединения именно Совету трудового коллектива, согласно норме права части 1 статьи 235 со значком 3 Кодекса законов о труде РСФСР, призванного в период между конференциями трудового коллектива выполнять его полномочия. Учитывая, что в состав Совета трудового коллектива на общественных началах входили трудящиеся-руководители, подчинявшиеся генеральному директору, избиравшемуся, так же как и Совет трудового коллектива, на конференции трудового коллектива (часть 1 статьи 235 со значком 2 Кодекса законов о труде РСФСР), то такое поручение не выглядело сколько-нибудь странным и не логичным.

Тем более, только трудовой коллектив, «являясь полноправным хозяином на предприятии» (часть 1 статьи 235 со значком 1 Кодекса законов о труде РСФСР), и был вправе, разобравшись, по-хозяйски сделать выбор относительно приватизации комбината каким-либо способом, правда, заметим, у него отсутствовало право также по-хозяйски вообще отказаться от всех предложенных вариантов приватизации (!).

 

* * *

Изначально разработчики вариантов приватизации крупнейших российских промышленных предприятий и объединений (концернов) знали, что трудовые коллективы этих юридических лиц никак не смогут претендовать на реальное участие в управлении их производственно-хозяйственной деятельностью. Подобно тому, как это было возможно до распада Советского Союза и до 1 января 1992 года, когда вступил в силу Указ Президента России № 341 от 29 декабря 1991 года «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий», после которого права трудящихся горнодобывающих и нефтедобывающих промобъединений стали буквально «птичьими» (!).

При этом трудовые коллективы этих государственных промышленно-отраслевых производственных объединений на основании норм права действовавшего в то время российского законодательства продолжали считаться полноправными хозяевами на своих объединениях (концернах). Тогда они просто не могли себе представить, что эти промышленные объединения с самого начала планировались для того, чтобы сделаться фундаментом финансовой непоколебимости политического режима Бориса Ельцина и его ближайших соратников, создавших так называемую «российскую модель демократии».

Для этого самые высокоприбыльные промобъединения добывающих отраслей народного хозяйства и обрекли на безвозмездную передачу сначала во владение, а затем и в собственность малому числу частных лиц, не имевших на это никаких законных прав ни перед людьми, ни перед кем бы то ни было ещё!

Опросная кампания работников государственного объединения Норильский комбинат, являвшегося ведущим, самым мощнейшим дочерним промышленным объединением Российского государственного концерна «Норильский никель», проведённая с целью определения мнения трудового коллектива относительно трёх предложенных вариантов приватизации, показала:

1. Наибольшее предпочтение было отдано либо полнейшему отрицанию самой возможности приватизации комбината, либо отрицанию предложенных вариантов приватизационных льгот, что соответствовало мнению, выработанному Советом трудового коллектива объединения под председательством Виктора Ситнова.

Отметим, против всех предложенных вариантов приватизации активно выступили 28908 работников комбината, что составляло 26,95% его трудового коллектива. Кроме того, ещё 10370 работников комбината, или 9,67% его трудового коллектива предпочли воздержаться от участия в опросной кампании. В результате суммарно 36,62% трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат согласно списочной численности не поддержали все предложенные варианты промышленной приватизации по-Чубайсу.

Если принять во внимание, что 39185 работников (36,54% трудового коллектива) по разным уважительным и неуважительным причинам не принимали участия в опросной кампании, а считать протестное голосование только от количества лиц участвовавших в опросе, то получится, что все предложенные варианты промышленной приватизации по-Чубайсу не понравились 57,71% участвовавших в опросе работников (!).

Соответственно сделали свой выбор в пользу приватизации комбината согласно предложенным вариантам приватизационных льгот в общей сложности 28782 работника этого промышленного объединения, или 42,29% от части трудового коллектива, которая приняла участие в опросной кампании.

Вывод очевиден: приватизация государственного объединения Норильский комбинат в составе Российского государственного концерна «Норильский никель» способами, включавшими в себя варианты приватизационных льгот для членов трудовых коллективов, разработанными командой специалистов Анатолия Чубайса, не получила одобрения среди большинства работников комбината!

2. Степень поддержки предложенных на выбор вариантов приватизационных льгот возрастала от опроса трудящихся горнодобывающих и металлургических подразделений комбината через опрос тружеников структур обеспечения основного производства к опросу работников коммунально-бытового хозяйства и сотрудников аппарата управления, функциональных управлений, отделов, центров и служб.

Равно как и наоборот, предложенные варианты приватизации пользовались всё меньшей поддержкой, чем меньше опрашивавшиеся работники были связаны с основным производством, чем дальше располагались от заводских труб и рудников.

Для визуального сравнения приведём в процентном отношении от списочного состава итоговые показатели опроса работников производственных подразделений и иных структур государственного объединения Норильский комбинат, объединённых для целей анализа в соответствующие группы по их функциональной направленности, относительно поддержки или непринятия трёх предложенных вариантов приватизации:

 

Поддержка приватизации:                                              Непринятие приватизации:

22,57%                                  горняки                                                        45,74%

15,53%                                  металлурги                                                 41,52%

25,88%           работники обеспечения основного производства       37,14%

32,06%           работники коммунально-бытового хозяйства                       33,28%

32,05%           сотрудники структур центрального управления       27,46%

 

Конечно, для Госкомимущества Российской Федерации решение общего собрания практически всего трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, выработанное опросным путём, равно как и решения общих собраний трудовых коллективов других предприятий, входивших в состав Российского государственного концерна «Норильский никель», имело необязательное, а рекомендательное значение.

Ведь одно из положений пункта 5.4. Государственной программы приватизации на 1992 год гласило: «Решение о выборе варианта 2 или 3 предоставления льгот принимается общим собранием трудового коллектива либо удостоверяется подписными листами его членов. Решение считается принятым, если за него проголосовало (подписалось) не менее двух третей от общего числа работников предприятия. При отсутствии указанного решения льготы предоставляются в соответствии с первым из указанных вариантов».

Вывод очевиден: опросная кампания работников предприятий и объединений Российского государственного концерна «Норильский никель» с самого начала была инсценирована под принятие первого варианта приватизационных льгот, даже если бы имело место категорическое возражение этому большинства трудящихся. Только при этом варианте приватизации концерна представлялось возможным скорейшим образом неправомерно передать контрольный пакет акций будущей компании (РАО «Норильский никель») сначала во владение, а затем и в собственность частных лиц, избранных на роль будущих олигархов первым российским президентом (!).

 

 

1.5. Посещение исполнявшего обязанности Председателя Правительства

Российской Федерации Егора Гайдара Норильского промышленного района.

Указ Президента России № 1017 от 30 июня 1993 года.

Изменение состава комиссии по приватизации концерна «Норильский никель»

 

Опросная кампания членов трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, как и других дочерних предприятий и объединений Российского государственного концерна «Норильский никель», завершилась, а непременные условия Указа Президента России № 721 от 1 июля 1992 года выполнены не были:

1) «Предприятиям, являющимся участниками межотраслевых государственных объединений, концернов …, установить до 1 октября 1992 года, организационно-правовую форму объединений в соответствии с действующим законодательством, преобразовав их в товарищества или акционерные общества …» (пункт 5 Указа);

2) «Комиссия /по приватизации/ готовит и не позднее 1 октября 1992 года представляет для утверждения в комитет /по управлению государственным имуществом/ следующие документы: план приватизации, акт оценки имущества, устав акционерного общества (далее по тексту – документы).

Если до 1 октября 1992 года документы не представлены в комитет, подготовка документов возлагается на комиссию по приватизации, созданную комитетом и действующую в соответствии с Указом от 29 января 1992 г. № 66» (пункт 4 Положения о коммерциализации, утверждённого президентским указом № 721 от 1 июля 1992 года).

Иными словами, за временной период с момента выхода в свет президентского указа № 721, то есть с 1 июля 1992 года и по 1 октября 1992 года – срок, чётко обозначенный в самом указе, комиссии по приватизации концерна надлежало:

– во-первых, предприятия и объединения государственного концерна «Норильский никель» и его самого преобразовать в акционерные общества;

– во-вторых, подготовить все необходимые документы для организации проведения приватизации акционировавшегося государственного концерна «Норильский никель».

Конечно, ни при каких обстоятельствах данные сроки не могли быть выдержаны, что, по всей видимости, понимали разработчики способов осуществления промышленной приватизации по-Чубайсу. Однако из всего этого они сумели извлечь неоценимую пользу, поскольку в случае, если комиссия по приватизации, образованная на основании приказа генерального директора концерна, не справлялась с выполнением объёма стоявших перед ней задач в означенный срок, то Госкомимущества Российской Федерации был вправе создать комиссию вновь, таким образом, возглавив приватизационный процесс (!).

Всё именно так и произошло, но только несколько позже. В октябре же 1992 года реформаторы, наверняка отдававшие себе отчёт в том, что итогам прошедшей опросной кампании нельзя было дать хорошую оценку, для целей проведения переговоров с руководством концерна, а также для успокоения и позитивного настроя общественного мнения направили в Норильск правительственный десант весьма высокопоставленных госчиновников. Так, воскресным днём 18 октября 1992 года самолёт с делегацией из Москвы, возглавляемой исполнявшим обязанности Председателя Правительства России Егором Гайдаром, приземлился в аэропорту города Норильска близ посёлка Алыкель. Кроме Егора Тимуровича в состав представительной делегации входили:

– министр труда Геннадий Меликянц;

– первый заместитель министра финансов Андрей Вавилов;

– первый заместитель министра науки Андрей Филатов;

– председатель Госкомсевера Владимир Курамин;

– руководитель группы советников Алексей Улюкаев;

– руководитель аппарата Председателя Правительства Николай Головнин;

и, конечно же, заместитель председателя Госкомимущества Пётр Мостовой.

В аэропорту, в котором в тот день стояла крайне неблагоприятная погода, дул порывистый ветер и сильно пуржило, прилетевших высокопоставленных гостей встречали глава администрации Красноярского края Аркадий Вепрев, руководители исполнительной власти городов Большого Норильска во главе с Василием Ткачёвым, генеральный директор концерна «Норильский никель» Анатолий Филатов и его заместители.

Программа визита в Норильск правительственной делегации была очень сжатой и не позволяла надеяться на то, что в процессе этого посещения российского Заполярья, кроме обыкновенного созерцательного ознакомления с ведущим дочерним предприятием Российского государственного концерна «Норильский никель», очень заинтересовавшего правительство младореформаторов, командировка Егора Тимуровича закончится каким-то конструктивным результатом. Хотя принимавшая сторона была готова всё показывать и обо всём рассказывать, в надежде добиться от высокопоставленных госчиновников более или менее углубленного понимания проблем, стоявших перед Большим Норильском, его комбинатом и концерном в целом. Всё было хорошо организовано и также быстро и хорошо переорганизовывалось, как говорится, буквально с колёс.

Не удивительно, что после того, как в связи с плохими погодными условиями в программу визита были внесены соответствующие изменения, отменившие поездку на смотровую площадку в Талнахе, откуда все рудники хорошо просматриваются единым горнодобывающим комплексом, идя на встречу пожеланиям Егора Тимуровича, всё-таки ему организовали ознакомление именно с горнорудной базой комбината. В тот воскресный день в Талнахе в кабинете заместителя генерального директора по горному хозяйству состоялась единственная и самая представительная встреча сопровождавших Егора Гайдара госчиновников и руководителей концерна «Норильский никель». Приезжих особенно интересовала природно-сырьевая база и горнорудные активы концерна, а также его возможности по увеличению выпуска товарной меди где-то на 15% по сравнению с тем, что производилось и реализовывалось в период существования Союза ССР.

В ходе совещания в кабинете заместителя генерального директора по горному хозяйству Егор Тимурович выразил озабоченность тем, что с развалом Советского Союза производство меди частично осталось в Казахстане, кроме того, перестало поступать сырьё из Монголии. Главным же был вопрос акционирования и приватизации комбината в составе государственного концерна «Норильский никель», в этой связи даже не Егор Тимурович, а Пётр Петрович (Мостовой) добросовестно изучал мощности действовавших рудников, а также перспективы развития горнодобывающего производства руд цветных и благородных металлов Норильского промрайона, чтобы доложить об этом Чубайсу.

Тем не менее почему-то при акционировании и приватизации комбината в составе концерна «Норильский никель» совершенно не была проведена независимая оценка разведанных и эффективно разрабатывавшихся месторождений сульфидных медно-никелевых руд промрайона! Не хочется верить, что Пётр Мостовой не оценил по достоинству то, что «позже Егор Гайдар назвал уникальным и единственным таким в России», как писал об этом очевидец визита очень высокопоставленных гостей Валерий Кравцов в статье, опубликованной 24 октября 1992 года в газете «Заполярная правда».

Исполнявшего обязанности Председателя Правительства России Егора Гайдара, а также сопровождавшего его министра труда Геннадия Меликянца в свете разговоров о жизнедеятельности на Крайнем Севере и грядущей в перспективе приватизации концерна «Норильский никель» очень беспокоил и настораживал стремительный рост заработной платы работников комбината.

Вновь сославшись на статью Валерия Кравцова, в название которой легли слова Егора Гайдара: «Я хотел бы пожелать норильчанам оптимизма, спокойствия и трезвого отношения к демагогам», опубликованной в № 205 газеты «Заполярная правда» от 24 октября 1992 года, приведём из неё отрывок стенограммы, содержащий неискажённые слова этих высокопоставленных госчиновников:

«Гайдар: Ещё один вопрос, который мучит присутствующего здесь министра труда: когда вы притормозите темпы роста заработной платы?

Меликянц: Мы смотрели в предыдущем районе. Там ситуация, конечно, ужасная, потому что рост цен намного опережает рост зарплаты. Вы один из небольших регионов, вернее, один из редких случаев, когда у вас довольно существенно другое: вы идёте в зарплате вперёд быстрее, чем растут цены. Причём довольно существенно быстрее. Вы всё пытаетесь решать через зарплату». …

Гайдар: Да проблема зарплаты существует.

Реплика: Сегодня водитель в Москве получает больше, чем водитель здесь.

Меликянц: И правильно! Потому что у водителя в Москве напряжённость в три раза выше, чем у вас».

На этот счёт Валерий Кравцов справедливо заметил: «Руководители комбината и концерна отстаивают интересы северян, но нет ничего сложнее, неблагодарнее занятия – доказывать очевидное, и не всегда – успешно».

Забегая вперёд, добавим, проблема реального, а не только статистического роста заработной платы работников государственного объединения Норильский комбинат была «успешно» решена после завершения акционирования и приватизации этого объединения в составе концерна «Норильский никель» и создания на базе его активов Заполярного филиала ОАО «ГМК «Норильский никель». Благодаря реорганизации путём избавления основного производства от всего непрофильного, рост уровня средней заработной платы в компании стал обеспечиваться за счёт процесса повсеместного увольнения переводом или посредством сокращения численности или штатов низкооплачиваемых работников, а реальные доходы трудящихся даже профильного производства в их рублёвом выражении в сравнении с уровнем инфляции расти перестали (!).

Однако это было позднее, а 18 октября 1992 года правительственная делегация, отобедав в ресторане «Таймыр», в тот же день отправилась обратно в аэропорт, где перед самым отлётом в Москву Егор Гайдар произнёс:

«Этот день мне показал хоть немножко, что такое Норильск, как это выглядит в жизни, насколько это тяжёлая работа и жизнь. Надо было обсудить несколько проблем, связанных с перспективами развития комбината: снабжение его моторным топливом, вывоз серы и, в первую очередь, – приватизация. Это, конечно, уникальный народно-хозяйственный комплекс. Такого второго в России нет. Суть того, что мы предложили и о чём договорились, это необходимость в рамках, разумеется, российских законов, действующих нормативных актов всё-таки очень внимательного специального подхода к приватизации этого комплекса. Видимо, мы создадим специальную правительственную комиссию по проблемам приватизации Норильска. И дальше будем работать над тем, чтобы в процессе приватизации Норильска создать предпосылки повышения эффективности работы, а не развалить сложившиеся структуры».

Подводя итоги этого краткого визита в Норильск правительственной делегации, генеральный директор концерна «Норильский никель» Анатолий Филатов, обращаясь через средства массовой информации к северянам, с которыми в явочном порядке не смог пообщаться исполнявший обязанности Председателя Правительства России Егор Гайдар, сказал следующее:

«Мне кажется, что нам удалось создать определённое впечатление о Норильском промышленном районе. Обозначить наши проблемы. Рассказать, как мы живём. Надеемся, что у правительства России будет более объективное представление о нас.

Правительство поняло, что обычный путь приватизации, акционирования таких крупных комплексов, как концерн «Норильский никель», здесь применять нельзя. Правительство согласилось с тем, что нам надо искать свой отдельный вариант. Такое распоряжение, мы договорились, правительство подпишет. Это, пожалуй, самое главное.

Думаю, что после этого визита наш аппарат, познакомившись с большим кругом ответственных работников сегодняшнего правительства, сможет легче решать наши вопросы в Москве. А насколько это трудно, можно судить по той полемике, за которой норильчане имели возможность наблюдать по телевидению во время трансляции репортажа о пребывании Е.Т. Гайдара в Норильске.

Я думаю, что от этого визита будет несомненная польза. Он поможет в дальнейшей стабилизации нашей работы, повышении её эффективности».

Как показало время, всё это действительно лишь казалось генеральному директору Российского государственного концерна «Норильский никель» Анатолию Филатову, к сожалению, его ожиданиям и надеждам многих северян не суждено было сбыться. Визит делегации высокопоставленных московских госчиновников продолжался 14 часов, в течение которых не было подписано никакого протокола, соглашения или чего-нибудь ещё, что хотя бы в самых общих чертах обрисовывало бы то, о чём собственно всё-таки удалось договориться руководителям концерна с правительственными мужами.

Да и у Гайдара от визита в Норильск остались в лучшем случае неизгладимые впечатления и моральные обязательства перед директоратом объединения относительно того, чтобы оказать помощь концерну в получении финансовых льгот, да ещё попробовать посодействовать в решении проблемы вывоза и реализации товарной серы за пределами Российской Федерации. Впрочем, надо отдать должное, в части экспортных финансовых льгот, а также вывоза за рубеж для целей реализации товарной серы, по-видимому, Егору Тимуровичу удалось кое-что сделать во благо концерна «Норильский никель».

Однако главное, что Егор Гайдар и Пётр Мостовой привезли с собой в Москву из далёкого российского Заполярья, так это то, что государственный концерн «Норильский никель» необходимо приватизировать целиком, но чрезвычайно аккуратно, периодически прислушиваясь к просьбам своенравных, умеющих отстаивать свои права северян. Таким образом, постепенно, этапами, иногда с уговорами и убеждением всё-таки продвигаться в направлении реализации приватизационных замыслов Анатолия Чубайса.

Прошло совсем немного времени, и 14 ноября 1992 года на совещании у заместителя председателя Госкомимущества Российской Федерации Петра Мостового, на котором присутствовали от Комдрагмета при Минфине России Юрий Котляр и целая делегация ведущих управленцев концерна «Норильский никель» во главе с генеральным директором Анатолием Филатовым, было принято следующее протокольное решение:

«1. Признать необходимым осуществление акционирования Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель», как единого производственно-технологического комплекса.

2. Для разработки варианта и выбора оптимальной схемы акционирования концерна создать комиссию под председательством Госкомимущества РФ с включением в её состав представителей администрации и трудовых коллективов предприятий, входящих в состав концерна, Федерации профсоюзов НГМК /Норильский комбинат/ и Федерации профсоюзов Таймыра, а также представителей органов государственного управления.

Концерну «Норильский никель» до 16.11.92 г. представить в Госкомимущество РФ согласованные с предприятиями предложения по составу комиссии.

3. Поручить комиссии в 2 месячный срок определить оптимальную схему акционирования концерна «Норильский никель» с учётом его особенностей и подготовить предложения для решения в Правительстве Российской Федерации, а при необходимости у Президента России и в Верховном Совете России.

4. До принятия правительственного решения об акционировании концерна «Норильский никель» всё имущество, находящееся на балансах предприятий, входящих в состав концерна, является федеральной государственной собственностью и не подлежит приватизации в виде отдельных предприятий, их частей или объектов, независимо от территориального расположения этого имущества».

Это решение было одобрено не только председателем Совета трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат Виктором Ситновым, но также и присутствовавшими на совещании представителями Федерации профсоюзов комбината, в том числе их лидером Александром Бугаевым, чему, разумеется, придавалось огромное организационно-политическое значение.

Учитывая результаты проведённого совсем незадолго до этого опроса работников Норильского комбината о выборе способа приватизации государственного концерна «Норильский никель» и соответствовавшего ему варианта приватизационных льгот, думается, что в протокольную фразу о необходимости «разработки варианта и выбора оптимальной схемы акционирования концерна» вкладывался какой-то особенный смысл. Хотя, говоря о поиске оптимальной схемы, правильнее было бы вести речь не об акционировании, проводившемся в рамках всего промышленно-отраслевого объединения, как единого производственно-технологического комплекса, а о приватизации концерна, предварительно преобразованного в открытое акционерное общество.

Однако наиглавнейший смысл был в том, что руководство концерна «Норильский никель» и председатель Совета трудового коллектива, как и представители Федерации профсоюзов государственного объединения Норильский комбинат, согласились с тем, что комиссию по приватизации этого крупнейшего промышленно-отраслевого объединения возглавит Госкомимущество Российской Федерации. Это добровольная уступка лиц, ещё пару месяцев тому назад призывавших не поддерживать ни один из предлагавшихся вариантов приватизации комбината в составе Российского государственного концерна «Норильский никель», была определённо выгодна команде Анатолия Чубайса.

Во исполнение пункта 2 протокола совещания, прошедшего в Госкомимуществе Российской Федерации 14 ноября 1992 года под председательством Петра Мостового, руководство концерна «Норильский никель» дисциплинированно, аккурат 16 ноября 1992 года, отправило письмо за № МП/328 с предложениями по составу комиссии по разработке и выбору вариантов акционирования и приватизации концерна.

Однако задуманному осенью 1992 года уже было не суждено сбыться (!).

Не была образована комиссия по приватизации концерна «Норильский никель» в её новом составе под председательством представителя Госкомимущества Российской Федерации, не была определена основа, по выражению Егора Гайдара, «специального подхода к приватизации» концерна «Норильский никель», чтобы «создать предпосылки повышения эффективности работы, а не развалить сложившиеся структуры». Не стоит, разумеется, строить иллюзии, что если бы VII Съезд народных депутатов Российской Федерации 7 декабря 1992 года утвердил бы Егора Гайдара в должности премьера, то последний непременно реализовал бы на деле сказанное им в Норильске.

Припомнив Егору Гайдару абсолютно непродуманную в реализации реформу по отпуску с 1 января 1992 года цен в так называемое «свободное плавание», VII Съезд народных депутатов Российской Федерации перевесом в 54 голоса завершил то, что пытался сделать ещё VI Съезд народных избранников в апреле 1992 года, – отправить правительство Гайдара в отставку. На должность Председателя Правительства России по предложению фракций Верховного Совета Российской Федерации, после непременного одобрения Президента России, по результатам рейтингового голосования на VII Съезде народных депутатов был избран Виктор Черномырдин, до этого занимавший пост заместителя Председателя Правительства России, министра топлива и энергетики страны.

Удивляет одно, как вообще Егор Гайдар смог столь долго продержаться в ранге исполнявшего обязанности Председателя Правительства России, ведь, кроме бездарно проведённой ценовой реформы, он ещё регулярно посещал американское посольство в Москве, где, не афишируя, наедине беседовал с послом США Джеком Мэтлоком. Хотя, как писал об этом Николай Зенькович, «если бы стало известно, что вице-президент США втайне от журналистов и общественности отужинал с российским дипломатом, то этот день был бы последним рабочим днём американского чиновника в Белом доме». (Н.Зенькович, «Элита, самые открытые люди», стр. 132)

Однако, как бы там ни было, 14-часовая поездка Егора Гайдара в Норильск не принесла ощутимых позитивных результатов для северян, кроме одного негативного, выражавшегося в том, что умасленное визитом высокопоставленных правительственных чиновников руководство концерна «Норильский никель», Совет трудового коллектива и профсоюзные лидеры согласились с изменением состава комиссии по приватизации концерна. Хотя это и без того было бы им навязано, но факт добровольности позволил совершенно в иной редакции подготовить проект президентского указа о приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель», на что предстоит обратить внимание читателя чуть дальше по тексту.

 

* * *

Уход правительства Егора Гайдара в отставку сам по себе не мог повлиять на то, что процессы акционирования и приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» осенью 1992 года были фактически заморожены. Причины тому лежали совсем в другом поле, которое было хорошо описано командой соавторов книги «Приватизация по-российски», изданной под редакцией Анатолия Чубайса:

1. «Накат на приватизацию начался где-то с августа 1992 года и пошёл по нарастающей по всем фронтам. … Едва был принят указ о приватизационных чеках, Верховный Совет тут же попытался перехватить упущенную инициативу. Он повёл атаку на массовую приватизацию по трём направлениям: попытался принять, в пику президентскому указу, альтернативный закон о приватизационных чеках; стал пробивать постановление о приостановке приватизации; и, наконец, попытался организовать региональный накат на чековую приватизацию».

2. «Осенью 1992 года, когда я их /депутатов/ обошёл с приватизационными чеками, депутаты создали специальную комиссию, которая должна была подготовить своё заключение по поводу президентского указа о чеках. И вот где-то к февралю такое заключение появилось: комиссия внесла на рассмотрение Верховного Совета проект постановления, которое практически приостанавливало массовую приватизацию. А ситуация тогда была настолько горячая, что мне даже было неудобно обращаться по этому поводу к Ельцину. Над ним висела угроза импичмента, приближался референдум».

3. «Прокуратура, например, долго молчавшая с самого старта приватизации, где-то осенью 1992 года разразилась вдруг большущим письмом Степанкова на имя президента. О том, естественно, что вся приватизация антинародная; что состоит она из сплошных нарушений; что всё, что делается, – неправильно; что нужно её приостановить, изменить, отменить, запретить и – разбираться!». (Под редакцией А.Чубайса, «Приватизация по-российски», стр. 157-159, стр. 317)

В результате всего этого 11 марта 1993 года на VIII Съезде народных депутатов Российской Федерации председательствовавший на нём Руслан Хасбулатов, обращаясь к Президенту России Борису Ельцину, призвал реорганизовать правительство и отправить Анатолия Чубайса в отставку, на что глава исполнительной власти, конечно же, пойти отказался.

Тогда у российских парламентариев не осталось ничего другого, кроме как уже 26 марта 1993 года на IX Съезде народных депутатов Российской Федерации вынести на голосование вопрос об импичменте Президента России Бориса Ельцина. Однако тогда, к сожалению, необходимого количества голосов парламентариям набрать не удалось.

Складывалось впечатление, что приватизация крупнейших горнодобывающих и нефтедобывающих промышленно-отраслевых объединений вот-вот станет на якорь. Чуть раньше исполнительная власть инициировала проведение Всероссийского референдума, смысл которого сводился к выяснению степени доверия граждан России к лично Борису Ельцину и проводившейся им за прошедший год и несколько месяцев политики.

Почти через месяц, 25 апреля 1993 года, получив на Всероссийском референдуме самый незначительный перевес голосов россиян в сторону доверия первому российскому президенту и проводившейся им с начала 1992 гола социально-экономической политики, исполнительная власть перешла к активным наступательным действиям, для «разминки» начав с разгона первомайской мирной демонстрации трудящихся в Москве.

Ещё через пару месяцев, прямо перед наступлением парламентских каникул, дабы своими действиями раньше времени не взбудоражить, взволновав, депутатский корпус, Президент России Борис Ельцин всё-таки подписал 30 июня 1993 года Указ № 1017 «Об особенностях акционирования и приватизации Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель»:

«В целях улучшения работы расположенных в экстремальных природно-климатических условиях Крайнего Севера предприятий Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» (концерн «Норильский никель»), стабильного обеспечения народного хозяйства никелем, медью и металлами платиновой группы, а также повышения эффективности экспорта этой металлопродукции постановляю:

1. Согласиться с предложениями трудовых коллективов предприятий концерна «Норильский никель» и Государственного комитета Российской Федерации по управлению государственным имуществом о преобразовании концерна «Норильский никель» с входящими в его состав предприятиями (согласно приложению) в акционерное общество открытого типа с последующей его приватизацией.

При акционировании концерна «Норильский никель» как единого хозяйственного и имущественного комплекса обеспечить сохранение права на переработку руд драгоценных металлов, а также технологической целостности и хозяйственной самостоятельности предприятий концерна.

2. Государственному комитету Российской Федерации по управлению государственным имуществом:

провести преобразование концерна «Норильский никель» и входящих в его состав предприятий в Российское акционерное общество по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» (РАО «Норильский никель») в соответствии с законодательством Российской Федерации;

при формировании уставного капитала РАО «Норильский никель» учитывать стоимость имущества находящихся на балансе концерна «Норильский никель» объектов социально-культурной сферы и других объектов по обслуживанию работников предприятий концерна «Норильский никель» (за исключением жилищного фонда и объектов, не подлежащих приватизации) с обязательным сохранением их профиля;

предусмотреть в уставе РАО «Норильский никель» особенности его функционирования, связанные с его значением в российской экономике;

утвердить комиссию по приватизации РАО «Норильский никель»;

предусмотреть преобразование предприятий концерна «Норильский никель» в дочерние акционерные общества РАО «Норильский никель».

Установить, что льготы работникам (членам трудовых коллективов, приравненных к ним лицам, а также администрации) предоставляются на равных условиях за счёт акций РАО «Норильский никель». При расчёте льгот указанным лицам исходить из минимального размера оплаты труда, установленного в Российской Федерации, с учётом существующих районных коэффициентов к заработной плате и льгот за работу в районах Крайнего Севера.

В пределах пакета акций, приобретаемых на льготных условиях работниками РАО «Норильский никель», с их согласия предоставлять право на участие в закрытой подписке коренному населению Таймырского автономного округа.

3. Закрепить в установленном порядке в федеральной собственности Российской Федерации не менее 51 процента голосующих акций РАО «Норильский никель».

4. Совету Министров – Правительству Российской Федерации сформировать совет директоров РАО «Норильский никель», включив в его состав представителей органов государственного управления.

Установить, что вышеуказанные представители осуществляют голосование по принадлежащим государству акциям РАО «Норильский никель» в порядке, определяемом Советом Министров – Правительством Российской Федерации.

До формирования совета директоров РАО «Норильский никель» функции управления его деятельностью выполняются правлением концерна «Норильский никель» под контролем Совета Министров – Правительства Российской Федерации.

5. Совету Министров – Правительству Российской Федерации установить норматив средств, оставляемых в распоряжении РАО «Норильский никель» и полученных за счёт дивидендов по акциям, находящимся в федеральной собственности. Указанные средства направлять на содержание и развитие объектов социальной сферы РАО «Норильский никель».

Далее в приложении к президентскому указу следовал перечень предприятий, входивших в состав Российского государственного концерна «Норильский никель»:

– Норильский горно-металлургический комбинат имени А.П.Завенягина, город Норильск Красноярского края;

– Комбинат «Североникель», город Мончегорск Мурманской области;

– Комбинат «Печенганикель», город Заполярный Мурманской области;

– Красноярский завод по производству цветных металлов, город Красноярск;

– Оленегорский механический завод, город Оленегорск Мурманской области;

– Институт «Гипроникель», город Санкт-Петербург.

При каком угодно внимательном ознакомлении, или даже наивнимательнейшем изучении вышеприведённого полного текста президентского указа вычитать из него какие-либо особенности акционирования и приватизации концерна «Норильский никель» не представлялось возможным, поскольку их там попросту не было. Пожалуй, лишь за исключением упоминания особенностей в названии указа, да ещё абзаца 3 пункта 2 этого подзаконного акта, где устанавливалось право участия в закрытой подписке на акции РАО «Норильский никель» коренного населения Таймырского автономного округа.

Относительно же того, что при расчёте льгот, предоставлявшихся членам трудовых коллективов предприятий концерна, необходимо было исходить из минимального уровня заработной платы, установленного в Российской Федерации, с обязательным учётом соответствующих районных коэффициентов и льгот за работу в районах Крайнего Севера, то это лишь соответствовало принципам трудового законодательства. Провести льготную приватизацию государственного предприятия, расположенного в условиях Заполярья, как-либо по-другому, без учёта районированной индексации оплаты труда работников, было просто невозможно. Отсюда относить это к особенностям приватизации концерна было бы, по крайней мере, нелепо, так как в самой приватизационной схеме это принципиально ничего не меняло, а всего лишь создавало некую видимость определённых уступок, на которые якобы с готовностью пошёл Президент России Борис Ельцин, подталкиваемый Госкомимуществом Российской Федерации.

С большим успехом к особенностям приватизации концерна «Норильский никель» можно отнести тот небольшой объём экспортных льгот, который был предоставлен этому промышленно-отраслевому объединению тут же одновременно с подписанием указа об акционировании и приватизации. В тот же день, 30 июня 1993 года, Президент России подписал Указ № 1018 «Об использовании валютной выручки от экспорта продукции Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель», которым предписывалось:

«1. Освободить Российский государственный концерн по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель» от обязанностей продажи 50 процентов валютной выручки от экспорта 200 тыс. тонн серы и 20 тыс. тонн файнштейна при условии направления валютных средств на закупку материалов, оборудования, запасных частей к оборудованию и социально значимых товаров критического импорта.

 2. Освободить в установленном порядке указанные в пункте 1 поставки серы и файнштейна от обложения экспортными пошлинами после экспертизы Министерства внешних экономических связей Российской Федерации».

Этот своеобразный подарок всему трудовому коллективу концерна, несколько облегчивший работу его руководства, снял возможность возникновения напряжённости, связанной с тем, что в тексте президентского указа якобы имели место быть каких-то особенности акционирования и приватизации концерна «Норильский никель», но таковых и в помине не было. Разумеется, если исходить из первоначальных переговоров, договорённостей и решений, которые состоялись на уровне самых высокопоставленных госчиновников Правительства, а также Госкомимущества России и руководства концерна «Норильский никель» сразу же после подведения итогов опросной кампании трудящихся дочерних предприятий этого промышленно-отраслевого объединения в октябре 1992 года.

Во всём остальном пункты Указа Президента России № 1017 от 30 июня 1993 года полностью соответствовали положениям президентского указа № 721 от 1 июля 1992 года и Государственной программы приватизации на 1992 год.

Летом 1993 года маховик промышленной приватизации по-Чубайсу раскрутился на всю мощь. Уже вовсю шёл процесс реформирования электроэнергетического комплекса страны (31 декабря 1992 года было образовано РАО «ЕЭС России»), шла приватизация «Нефтяной компании «ЮКОС», учреждённой по правительственному постановлению № 354 от 15 апреля 1993 года, настал черёд и концерна «Норильский никель».

Однако, несмотря на наступавший срок ухода в каникулярный отпуск, длившийся вплоть до осенней сессии, депутаты Верховного Совета Российской Федерации всё же успели 21 июля 1993 года принять Постановление № 5475-1 «О внесении изменений и дополнений в постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 года № 3020-1 «О разграничении государственной собственности …». Последствия этого шага были очень и очень значимыми для всей новейшей истории России.

Дело в том, что данный нормативный акт высшего органа законодательной власти страны внёс существенные изменения в ключевой для деятельности Анатолия Чубайса пункт 15 постановления № 3020-1.

В его первоначальной редакции всеми правами распоряжения государственным имуществом федеральной собственности на территории Российской Федерации обладал исключительно Госкомимущества Российской Федерации. В новой же редакции пункт 15 имел следующий вид:

«Управление и распоряжение объектами федеральной собственности, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Российской Федерации, осуществляет Правительство Российской Федерации. Правительство Российской Федерации может делегировать министерствам и ведомствам следующие полномочия в отношении объектов федеральной собственности, в том числе в отношении подведомственных им предприятий:

заключение договоров с руководителями предприятий, организаций и учреждений,

утверждение уставов предприятий, организаций, учреждений,

заключение договоров аренды имущества и учредительных договоров  – в соответствии с законодательными актами Российской Федерации.

Правительство Российской Федерации может делегировать свои полномочия органам исполнительной власти республик в составе Российской Федерации, автономной области, автономных округов, краёв, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга в порядке, определённом Федеративным договором и законами Российской Федерации».

«Но к этому моменту … система встала на ноги, сформировалась, обрела контакты, связи, умение работать, и разрушить её было не так-то просто», – самоуверенно и далеко не совсем правдиво писал Анатолий Чубайс. (Под редакцией А.Чубайса, «Приватизация по-российски», стр. 110)

Будь это так, не потребовалось бы Борису Ельцину, тогда не главе государства, а высшему должностному лицу и главе исполнительной власти Российской Федерации, издавать антиконституционный Указ № 1400 от 21 сентября 1993 года.

Ровно через два месяца после выхода в свет Постановления Верховного Совета Российской Федерации № 5475-1 от 21 июля 1993 года, способного надолго затормозить, а может быть и прекратить проведение российской промышленной приватизации исключительно чубайсовскими методами, сразу же после летних отпусков, в первых числах осенней сессии парламента, в стране произошёл государственный переворот.

Именно государственный переворот, совершённый Президентом России Борисом Ельциным, который, являясь «высшим должностным лицом РСФСР и главой исполнительной власти» (статья 121-1 Конституции России), изо всех сил стремился уже в 1996 году переизбраться на должность Президента России, но уже в качестве главы государства (!).

Для чего ему требовалось срочно провести конституционную реформу и в кратчайший срок изыскать и сконцентрировать в одних руках значительные финансовые ресурсы, которые были необходимы для успешного проведения избирательной кампании по перевыборам его на новый президентский срок. Эти финансовые средства и должны были предоставить новые российские сверх всяких мер богатые буржуа, ставшие благодаря Борису Ельцину владельцами рентабельнейших промышленно-отраслевых объединений, но для появления их наяву сначала необходимо было провести и как следует завершить промышленную приватизацию по-Чубайсу, а времени оставалось всего каких-то 2,5 года.

 

* * *

Отстреляли орудия, выгорела добрая половина здания Съезда и Верховного Совета Российской Федерации, исполнительная власть в одиночку приступила к подготовке к голосованию за новую Конституцию России и к выборам более покладистого парламента, который наверняка не будет способен или просто не захочет спорить и ссориться с главой исполнительной власти. Глава исполнительной власти готовился в полном соответствии с правовой нормой статьи 80 выносимой на народное одобрение Конституции России в миг преобразоваться в главу государства. Российское Правительство готовилось переехать в отремонтированное после пожара здание Белого Дома, ещё недавно являвшегося местом расположения Съезда народных депутатов, который согласно статье 104 Конституции Российской Федерации, отменённой Указом Президента России Бориса Ельцина № 1400 от 21 сентября 1993 года и пролитой на улицах Москвы кровью, являлся высшим органом государственной власти России.

С принятием новой Конституции граждане России вольно или невольно готовились к завершению правового закрепления итогов неправомерной смены устройства государственной власти – замены парламентско-президентской республики на республику президентскую, совершённую исключительно неконституционными методами, чем утверждалось авторитарно-волюнтаристское полновластие политического режима Бориса Ельцина (!).

Анатолий Чубайс торопился подготовить новый проект программы приватизации, в которой стремился учесть всё, что удалось достичь и предстояло сделать в ближайшем будущем, используя время, когда в стране будет отсутствовать государственный орган законодательной власти, а также то время, пока новый состав депутатов будет входить в курс дел, строя законотворческие планы.

Так, уже 24 декабря 1993 года был подписан и с этого момента вступил в силу Указ Президента России № 2284 «О Государственной программе приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации». В соответствии с положением пункта 11 президентского указа он должен был быть внесён на рассмотрение Федеральному Собранию Российской Федерации, чтобы с первых шагов нового парламента расставить с ним все точки над «i». Нет, не предложив ему издать на основе президентского указа соответствующий российский закон, а всего лишь уведомив парламентариев, как дальше будет проходить промышленная приватизация в России.

Во избежание бессмысленной полемики, не имевшей никакого смысла после разгона и расстрела прежнего парламента, а также – каких-либо препирательств, Борис Ельцин авторитарно-волюнтаристским методом сам распределил между собой и только что избранным органом законодательной власти Российской Федерации обязанности по проведению промышленной приватизации:

1) Совету Министров – Правительству России поручалось до 1 марта 1994 года разработать и внести на рассмотрение Федерального Собрания (парламента) следующие законопроекты: «О приватизации государственных и муниципальных образовательных учреждений», «О приватизации учреждений здравоохранения, аптечных учреждений и предприятий», а также «О преобразовании государственных предприятий в казённые заводы (фабрики, институты, иные организации), финансируемые непосредственно за счёт бюджетных средств»;

2) за собой Борис Ельцин оставил всё самое наиглавнейшее, перспективнейшее и наивкуснейшее, сосредоточив это в разделе 6 «Отраслевые особенности приватизации государственных (муниципальных) предприятий» Государственной программы приватизации, утверждённой президентским указом № 2284 от 24 декабря 1993 года:

«6.1. Приватизация  и преобразование в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных объединений по электроэнергетическому, ядерно-энергетическому комплексам, газовой, угольной, нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечению, оборонного комплекса, добыче и переработке драгоценных металлов и драгоценных камней, объектов социально-культурного и коммунально-бытового назначения приватизируемых предприятий, железнодорожного транспорта, объектов Российского акционерного общества «Российский Никель» регулируется действующими указами и распоряжениями Президента Российской Федерации».

Президент России Борис Ельцин недвусмысленно дал понять парламентариям, чтобы они, зная своё место, занимались только вопросами приватизации государственных и муниципальных образовательных учреждений, учреждений здравоохранения, аптечных учреждений и предприятий, а также созданием правил преобразования государственных предприятий в казённые заводы. Приватизацию же всех крупнейших рентабельнейших промышленно-отраслевых объединений он оставил лишь в поле своих подзаконных актов (указов и распоряжений) и в ведении Анатолия Чубайса.

Всё это вместе взятое наводило на мысль, не ради ли этой «малости» палили по Белому Дому в первых числах октября 1993 года?! Ведь именно пункт 6.1. и всё, что за ним последовало, как ничто более способствовал появлению на свет олигарха Потанина и олигарха Ходорковского, а также ещё несколько десятков подобных им капиталистов и капиталистов капиталом поменьше (!).

Будучи в неописуемом восторге от результатов только что прошедших выборов в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, новоиспечённые парламентарии, к тому же готовившиеся отметить Новый 1994 год, обнаружили подвох не сразу, а по истечении достаточно продолжительного времени. Лишь через пару лет, когда время было уже во многом упущено, по вопросам промышленной приватизации всё же появились разного рода депутатские комиссии и запросы, о чём в настоящей книге пойдёт речь в следующих главах.

Крайне неудобно, но приходится ещё раз обращать внимание читателя на низкий уровень подготовки проектов документов, которые Анатолий Чубайс предоставлял или подсовывал на подпись ни кому-нибудь, а Президенту России! Немудрено, что в спешке Российский государственный концерн «Норильский никель» в приведённом выше тексте пункта 6.1. Государственной программы приватизации, ещё не пройдя акционирование, был наречён Российским акционерным обществом «Российский никель», думается, автору проекта президентского указа не очень солидным показалось понятие «Норильский», и он заменил его понятием «Российский».

Образование же РАО «Норильский никель» по-прежнему оставалось в проекте.

Хотя работа по акционированию (преобразованию) Российского государственного концерна «Норильский никель» в РАО «Норильский никель» всё же шла полным ходом. Едва-едва минуло полтора месяца, прошедших после расстрела Белого Дома, как за подписью Анатолия Чубайса вышло распоряжение Госкомимущества Российской Федерации № 1974 от 18 ноября 1993 года, в соответствии с которым:

«Во исполнение пункта 2 Указа Президента Российской Федерации от 30 июня 1993 года № 1017 «Об особенностях акционирования и приватизации Российского государственного концерна по производству цветных и драгоценных металлов «Норильский никель»:

1. Утвердить комиссию по приватизации Российского акционерного общества «Норильский никель» в следующем составе:

Чубайс А.Б. – Председатель Госкомимущества России – председатель комиссии;

Филатов А.В. – Председатель правления концерна – заместитель председателя комиссии;

Кох А.Р. – заместитель Председателя Госкомимущества России – заместитель председателя комиссии;

Андреев А.П. – начальник Главного управления приватизации предприятий промышленности – заместитель председателя комиссии;

Члены комиссии:

Корнев В.Г. – Председатель Комитета по управлению государственным имуществом Красноярского края;

Севастьянов В.Н. – председатель постоянной комиссии краевого Совета народных депутатов;

Бурлинов Ю.И. – Первый заместитель председателя ГКАП России;

Генералов В.А. – Первый заместитель председателя Роскомметаллургии;

Механик В.П. – директор концерна по экономике;

Ситнов В.В. – председатель координационного центра Совета трудового коллектива концерна;

Муракаев М.И. – начальник отдела приватизации Российского Фонда имущества;

Батрак В.П. – начальник отдела Госкомимущества России.

2. Комиссии по приватизации РАО «Норильский никель» подготовить и представить на утверждение в установленном порядке учредительные документы РАО «Норильский никель» и план его приватизации, а также провести иные организационные мероприятия, предусмотренные действующим законодательством».

Итак, комиссия по акционированию и приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» была создана, и из двенадцати должностных лиц от самого концерна «Норильский никель» в неё вошли только трое. Определённо в этом была какая-то неувязочка с решением, принятым ровно год назад, 14 ноября 1992 года, на совещании в Госкомимуществе Российской Федерации под председательством Петра Мостового, во исполнение которого в письме № МП/328 от 16 ноября 1992 года в состав комиссии было предложено пятнадцать должностных лиц от всех предприятий концерна.

Примечательно, в распоряжение Госкомимущества Российской Федерации № 1974 от 18 ноября 1993 года были включены только представители, имевшие отношение как к концерну «Норильский никель», так и к государственному объединению Норильский комбинат, более же никто. Это противоречило пункту 2 принятого 14 ноября 1992 года решения и вызвало недовольство ряда руководителей дочерних предприятий концерна. Не оказалось в составе комиссии также и представителей Федерации профсоюзов комбината и Федерации профсоюзов Таймыра.

После октябрьской развязки в Москве в 1993 году ситуация принципиально поменялась, Госкомимущества Российской Федерации почувствовал значительный прилив сил и, конечно, не собирался придерживаться принятых ранее решений и достигнутых договорённостей (!).

Ни о какой разработке оптимальной схемы акционирования и приватизации Российского государственного концерна «Норильский никель» речь уже не шла, не смотря на то, что об этом только год назад говаривали господа Гайдар и Мостовой.

Правда, по истечении трёх месяцев распоряжением Госкомимущества Российской Федерации № 298-р от 10 февраля 1994 года по предложению руководства концерна «Норильский никель» (письмо № КН-257 от 27 декабря 1993 года) было принято решение также включить в состав членов комиссии по приватизации РАО «Норильский никель»:

«Казакова Б.В. – Первого заместителя председателя Правления концерна «Норильский никель»;

Силина В.В. – Председателя Комитета по управлению госимуществом мурманской области;

Коновалова В.А. – Председателя СТК рудника «Комсомольский» /Норильский комбинат/».

Однако по существу это ничего не меняло!

Несомненно, с прекращением существования Верховного Совета Российской Федерации остановить беспредельную по алчности приватизацию промышленных гигантов уже никто не был в силах, страна вступала в период несправедливости, бесправия, ничем не прикрывавшегося взяточничества, воровства и неправомерной промышленной приватизации по-Чубайсу (!).

Судьба Российского государственного концерна «Норильский никель» была окончательно решена типовым акционированием и приватизацией не в пользу членов его трудового коллектива, равно, как и не в пользу всех граждан Российской Федерации, однако об этом в следующих главах книги.

 

 

1.6. Вывод по первой главе

 

Подводя итог изложенному в данной главе материалу, с уверенностью можно утверждать, что факт остаётся фактом и 57,71% участвовавших в опросе членов трудового коллектива государственного объединения Норильский комбинат, этого ведущего дочернего предприятия концерна «Норильский никель», так или иначе не одобрили все три предложенные им способа приватизации концерна.

Всё остальное, как говорится, «от лукавого» …!

«От лукавого», прежде всего, и начало фразы пункта 1 Указа Президента России № 1017 от 30 июня 1993 года, в соответствии с которой, акционирование с целью последующей приватизации концерна «Норильский никель» инициировалось самими трудовыми коллективами его дочерних предприятий: «Согласиться с предложениями трудовых коллективов предприятий концерна … о преобразовании концерна «Норильский никель» … с последующей его приватизацией».

Сплошной обман, да и только!

Сегодня, по прошествии многих лет, вероятно, некоторым читателям будет трудно представить, какая всё-таки чудовищная блиц-партия была разыграна в последнем десятилетии XX века. Ведь и тогда было понятно и сейчас, что невозможно за какие-нибудь три-четыре недели сентября 1992 года без отрыва от производства преподать вчерашним гражданам Советского Союза, когда-то конспективно штудировавшим основы марксистской политэкономии, самое общее представление о теории права собственности и организационно-правовых формах существования юридических лиц.

Этому российские граждане на примерах приватизации жилья и уже получивших своё развитие капиталистических отношений в сфере производственной кооперации могли бы с большим успехом обучиться в процессе повседневной жизнедеятельности. Для этого требовалось только время и работа средств массовой информации, способных голые лозунги о пользе демократии чередовать в доступной форме с материалами, дающими представление об основах экономико-правовых знаний, совершенно необходимых для нормальной активной жизни человека в новом обществе, где каждый сам за себя.

Так вот, требуемого времени россиянам предоставлено не было!

Можно много рассуждать о том, что это был период, когда Россию необходимо было якобы спасать от возможного, как модно было говорить тогда, красно-коричневого реванша. Однако факт исключительно неправомерного растаскивания государственной промышленной собственности, правового бесправия и неведения, в которых существовало абсолютное большинство граждан России, исторической несправедливости, прошедшей по судьбам и оставившей след в душах миллионов людей, отрицать невозможно!

Корни этой несправедливости берут своё начало в обмане властью своего народа, поскольку, очевидно, когда, к примеру, не обученного правилам игры человека, принуждают всё-таки играть, он неминуемо проиграет, поскольку находится в разном информационном поле с тем, кто создавал правила игры и сел с ним играть.

Вот абсолютное большинство россиян и проиграло, сыграв в игру под названием «промышленная приватизация по-Чубайсу», а немногие выигравшие сформировали из себя самих «ПРИВАТ-капитализм России».

_________________________