13. Потанинское плутовство,

Скачать книгу



Скачать СБОРНИК №1

У нас уже более 90000 подписчиков! Присоединяйтесь!

Поделиться страницей:

 
Михаил Полторанин
о книге "Дело "Норильский никель"
Александра Коростелёва
                                         
«Я долго верил, надеялся, что Борис Николаевич /Ельцин/ действительно желает процветания России, чтобы весь народ жил лучше, богаче. Потому и убеждал на Клязьме принять программу приватизации Малея. Я не знал ещё тогда, что за океаном Борису Николаевичу вдули в уши другую модель. Олигархическую. И он принял её, согласился на передачу природных богатств кучке нуворишей».
Ради чего?
«Ради личной власти. Её Борис Николаевич любил больше всего на свете. Я поздно это понял. Весь процесс грабежа России описал недавно в своей книге «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса», – говорил бывший министр печати и информации России, вице-премьер Правительства РФ при Президенте РФ Ельцине Б.Н. Михаил Полторанин в ноябре 2011 года в своём интервью журналисту еженедельника «Комсомольская правда» Евгению Черных, продолжая:
«Я не один об этом пишу. Есть увесистая книга в 1115 страниц «Дело «Норильский никель» А. Коростелёва. Говорят, это псевдоним одного из бывших руководителей Счётной палаты РФ. Ему в своё время не дали довести до конца расследование. Вот он и опубликовал все документы. Уникальные».
 
(«Олигархическую приватизацию для России утвердил Ельцин. Чубайс был у него на подхвате», стр. 12 – 13, еженедельник «Комсомольская правда», 10 – 17 ноября 2011, № 45-т/45 (25785-т). Евгений Черных.
                         
                                
                                       
         Михаил Делягин и Юрий Болдырев о ВТО (TV от 20.02.2012)
                                    
Доктор экономических наук, публицист и политик, директор Института проблем глобализации Михаил Делягин на предмет какую цель преследовал олигарх Прохоров М.Д., недавно обозначивший себя в публичной большой политике, выдвинув свою кандидатуру на занятие высшей государственной должности в России:
«Хотя приватизация шла отнюдь не «по закону». Она была грубейшим нарушением закона, преступлением, совершённым, как написано в Уголовном кодексе, «с особым цинизмом». Конкретно по Прохорову стоит почитать толстую документальную книгу «Дело «Норильский никель». Иногда возникает чёткое ощущение, что Прохорову должность президента нужна просто для получения неприкосновенности от уголовного преследования. Тем не менее, пропасть внутри общества нужно засыпать. Если пустить дело на самотёк, эту пропасть засыплет вместе с огромным количеством народа, и правого, и виноватого, причём, как обычно, в основном не виноватого. Чтобы избежать социальной катастрофы, которая заготовлена нам людьми типа Чубайса и компании в виде этой приватизации, нужно осуществить правильные, справедливые мероприятия».
                               
               
                    

Телекомпания ТВК (Красноярск)

  "Книга-разоблачение"
 4 июля 2008 

Дело "Норильский Никель". В красноярских книжных магазинах появилось издание с претензией на скандальность.

Книга, по количеству страниц, сравнимая с "Войной и миром". Только здесь о современной войне — за капитал. На обложке фотографии известных людей: Потанин, Прохоров, Чубайс. И ныне губернатор края Александр Хлопонин. Эту книгу в Москве рекламируют как — сенсационные подробности. Некто Александр Коростелев пишет о том, что обсуждалось лет 10 назад. Приватизация была незаконной. Команда Прохоров-Потанин-Хлопонин — не успешные управленцы. Им помогали власти, а они якобы делились. (По материалам сайта www.tvk6.ru)


Норильский никель. Угнать за 60 деньков

Печать E-mail
26.05.2008 г.
ПРЕССА О НАС. В своем блоге 204-сантиметровый герой Куршавеля Михаил Прохоров с гордостью воспроизводит заметку из газеты о том, что он заплатит 700 миллионов долларов подоходного налога после «развода» с Потаниным. Удивительно, чем гордятся олигархи! Подоходный налог для сделки такого масштаба и рода, конечно, должен составлять не позорные 13 процентов, а минимум 90.

 

Все равно справедливостью здесь бы и не пахло, но, по крайней мере, государство хоть что-то получило. Еще удивительнее сама эта гордость. Люди требуют к себе уважения просто за то, что они нечеловечески, дьявольски богаты. Это же просто какая-то извращенная, протестантсткая этика! Ну, и, наконец, отказ от норильских активов для финансиста Прохорова – это заключительная часть плана по уводу кладовых Родины в частные руки с последующей их «монетизацией».

Об осуществлении первых стадий этого плана рассказывается в сенсационной книге Александра Коростелева «Дело «Норильский никель» , выпущенной в издательстве «Алгоритм». Продолжаем знакомить с ней читателей. Начало

«Дело «Норильский никель»


Коростелёв А. "Дело "Норильский никель" То, что ОАО «Норильская горная компания» на старте своего существования имела такой по-настоящему крохотный уставный капитал (17 тысяч долларов с копейками. – НВ), объяснялось задачами, которые стремилось решить потанинское руководство РАО «Норильский никель» в процессе продвижения к главнейшей цели всей реорганизационной задумки. А именно, избавить сверхприбыльный горнометаллургический бизнес от потенциально-возможных проблем его приватного приватизационного прошлого.

Заострим внимание читателя на трех самых ключевых задачах, без которых достижение означенной цели стало бы делом весьма проблематичным, решив которые, руководство РАО «Норильский никель», можно сказать, — «на блюдечке с золотой каемочкой», преподнесло Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову сердце их будущего олигархического горнометаллургического бизнеса.

Во-первых, возвращаясь к тексту второй главы книги, напомним читателю то, что Приложением 6 к плану приватизации концерна «Норильский никель» был «Акт оценки и наличия нематериальных активов на 1 июля 1992 года», в котором без каких-либо записей «красовалась» одна единственная цифра «0» .

Даже не очень искушенному в понимании всех этих тонкостей человеку наверняка показался бы странным тот факт, что ценнейший актив государственного объединения Норильский комбинат, — подтвержденные лицензиями права на эксплуатацию рудных месторождений Норильского промрайона, ради чего собственно и строился в Заполярье этот горнометаллургический гигант, — почему-то отобразили цифрой «0».

Учтенные в бухгалтерских балансах дочерних предприятий концерна «Норильский никель» нематериальные активы не имели вообще никакой остаточной стоимости, так как их балансовая (первоначальная) стоимость равнялась всего-то фактическим затратам на организацию получения лицензий на недропользование, а на день акционирования горнодобывающих промобъединений на нее был начислен 100% износ.

Напомним, в соответствии с правилом пункта 3.2. Временных методических указаний по оценке стоимости объектов приватизации, утвержденных Указом Президента России № 66 от 29 января 1992 года, которыми и руководствовались организаторы проведения акционирования шедшего под приватизацию концерна «Норильский никель», нематериальные активы принимались в оценке по балансу за вычетом начисленного износа.

Блог Михаила Прохорова

По этой приватизационной методе, разработанной под руководством Анатолия Чубайса, оценочная стоимость нематериальных активов государственного объединения Норильский комбинат и Комбината «Печенганикель», — прав на промышленную добычу руд цветных и благородных металлов по целому ряду богатейших месторождений согласно бухучету этих горнодобывающих промобъединений, — составляла «0».

До акционирования дочерних горнодобывающих предприятий концерна «Норильский никель» сведения о геологической оценке эксплуатировавшихся ими рудных месторождений были зачислены на общий Государственный баланс запасов полезных ископаемых и хранились в архивах Министерства геологии СССР, при этом в проведении какой-либо дополнительной оценки просто не было никакой надобности. А в ходе акционирования концерна «Норильский никель», предшествовавшего его приватизации, выстраивания рыночных отношений и далее, когда акционированное промобъединение через продажу своих акций само, как производственно-хозяйственный комплекс, стало предметом гражданско-правовых сделок, так или иначе, проведение независимой оценки участков недропользования должно было состояться. Но этого не произошло!

 

Нулевой абсурд

Получился абсурд, так как подтвержденные лицензиями права на промышленную эксплуатацию месторождений сульфидных медно-никелевых руд в стоимостном выражении бухгалтерского учета были равны нулю, в то же время занимая наиважнейшее место в активах горнодобывающих промобъединений. впоследствии рыночная оценка именно этого нематериального актива (прав на недропользование) позволила кратно увеличить цену акций ОАО «ГМК «Норильский никель» в сравнении с первоначальной недооцененной ценой акций рАо «Норильский никель», установившейся стихийно и без учета условий перехода прав на недропользование (!).

Дело в том, что до 5 августа 1997 года контрольный пакет акций РАО «Норильский никель» находился в государственной собственности, и передача его в собственность частной компании вполне могла быть привязана к заключению с ней соответствующего договора концессии, содержавшего в себе цену эксплуатации давным-давно освоенных, инфраструктурно обустроенных рудных месторождений. Это способствовало бы более справедливому перераспределению комплексных результатов деятельности РАО «Норильский никель» между частным капиталом и Государством, представлявшим интересы всего российского народа, хотя, конечно, договор концессии стал бы естественным фактором торможения роста курсовой цены акций РАО «Норильский никель».

А после 5 августа 1997 года фондовый рынок уже жил ожиданиями появления на нем акций ОАО «Норильская горная компания» (ОАО «ГМК «Норильский никель»), то есть реального недропользователя, постепенно укреплявшегося за счет «сливаемых» в него основных фондов ОАО «Норильский комбинат». В этом и была сокрыта основная причина того, почему курсовая цена акций ОАО «ГМК «Норильский никель» сразу и весьма устойчиво поползла вверх, а профессиональные знания и опыт господ Владимира Потанина и Михаила Прохорова, равно как и их финансовых менеджеров, руководимых Александром Хлопониным, здесь совершенно ни при чем.

Итак, в приватизационной документации концерна «Норильский никель» совсем не был отражен наиважнейший актив — лицензионные права на промышленную разработку освоенных богатейших месторождений сульфидных медно-никелевых руд. Соответственно этому и вопрос о составлении актов их оценки, содержавших не сведения о затратах на получение лицензий, а информацию о разведанных и поддающихся промышленному извлечению запасах природного сырья этих месторождений, поставлен быть не мог. В глубинном понимании смысла стратегической целенаправленности промышленной приватизации по-Чубайсу это было, как раз, то, что нужно. Правила пункта 1 Инструкции о порядке переоформления лицензий на пользование недрами, утвержденной приказом Роскомнедр РФ № 65 от 18 мая 1995 года, гласило:

«В соответствии со статьей 17-1 Закона Российской Федерации «О недрах» право пользования недрами переходит к другому субъекту предпринимательской деятельности (юридическому лицу) в следующих случаях:

1) при изменении организационно-правовой формы предприятия (организации) — пользователя недр; …

3) при реорганизации предприятия — пользователя недр путем разделения либо выделения из него другого предприятия, когда вновь созданное предприятие продолжает деятельность в соответствии с лицензией на участке прежнего пользователя.

При переходе права пользования недрами лицензия подлежит переоформлению. При этом содержание лицензии пересмотру не подлежит».

Данное нормативное правило позволяло получить схожие результаты, как в случае с изменением организационно-правовой формы государственного объединения Норильский комбинат путем его преобразования в ОАО «Норильский комбинат», так и в случае выделения из ОАО «Норильский комбинат» прав на эксплуатацию рудных месторождений с образованием на этой базе ОАО «Норильская горная компания». И в одном, и в другом случаях объем подтвержденных лицензиями прав не подлежал корректировке. Все так и произошло, когда 30 июля 1997 года на ОАО «Норильская горная компания» были переоформлены три лицензии с целевым назначением — добыча руд в ходе эксплуатации сульфидных медно-никелевых месторождений Норильского промрайона:

1) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00075 ТЭ на добычу руды на Октябрьском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

2) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00076 ТЭ на добычу руды на Талнахском медно-никелевом месторождении, со сроком окончания 1 января 2016 года;

3) Лицензия на право пользования недрами ДУД 00077 ТЭ на добычу руды на медно-никелевом месторождении Норильск-1, со сроком окончания 1 января 2019 года.

Под этими лицензиями стояли подписи уполномоченного представителя Комитета Российской Федерации по геологии и использованию недр Ивана Сидорова и губернатора Таймырского автономного округа Геннадия Неделина.

Однако прошло 11 месяцев, прежде чем 30 июня 1998 года ОАО «Норильская горная компания», преодолев цепь бюрократических проволочек, зарегистрировала лицензии на недропользования в Комитете природных ресурсов по Таймырскому автономному округу, когда им соответственно были присвоены регистрационные номера с 78 по 80.

Следовательно, за скромным уставным капиталом ОАО «Норильская горная компания», повторимся, в инвалютном выражении равным 17 тысячам 295 $, скрывался громадный финансовый потенциал, исчислявшийся миллиардами $, гарантом преобразования которого в «звонкую монету» являлся превосходно развитый производственный комплекс ОАО «Норильский комбинат» (!).

Всего этого не произошло бы, если с ОАО «Норильский комбинат» в свое время, когда решался вопрос о продаже контрольного пакета акций РАО «Норильский никель», был бы заключен договор концессии, дополнивший уже имевшиеся лицензионные соглашения, как непременное условие продажи Государством контрольного пакета обыкновенных акций рАо «Норильский никель». Поскольку с новой компанией, у которой столь маленький уставный капитал, а также полнейшее отсутствие основных фондов и работников, наверняка не заключили бы договор концессии.

Задумано было все очень просто: используя промышленные возможности рудников ОАО «Норильский комбинат», как и прежде, продолжить добычу и доставку на поверхность земли сульфидных медно-никелевых руд, где они, приобретя товарный вид, становились собственностью ОАО «Норильская горная компания». В ходе прохождения дальнейших переделов (обогащение и металлургия) руда постепенно преобразовывалась в товарный металл, становившийся собственностью ОАО «Норильская горная компания», оплачивавшей ОАО «Норильский комбинат» понесенные производственные затраты и обеспечивавшей ему лишь минимально-необходимый уровень рентабельности. А все финансовые сливки, получавшиеся от продажи по рыночным ценам произведенных цветных и благородных металлов, либо их концентратов, при реализации данной схемы доставались ОАО «Норильская горная компания», ставшего новым центром формирования прибыли теперь уже частного горнометаллургического бизнеса.


Во-вторых, в 4 пункте текста приведенного ранее Передаточного акта отмечалось:

«ОАО «Норильская горная компания» является правопреемником АО «Норильский комбинат» по правам и обязанностям, указанным в настоящем Передаточном акте». В буквальном смысле из этого следовало, что за исключением указанных в Передаточном акте двух долговых обязательств по всему остальному объему кредиторской задолженности оставалось ответственным ОАО «Норильский комбинат», потерявшее в ходе своей реорганизации и создания оАо «Норильская горная компания» все права на производимую им продукцию. Не вызывает сомнения, что настолько однобокая схема, когда право собственности на выпущенные цветные и благородные металлы, концентраты и руду возникало у ОАО «Норильская горная компания», а просроченная кредиторская задолженность продолжала висеть на ОАО «Норильский комбинат», не была бы одобрена подавляющим большинством кредиторов последнего.

Возникавшие в этой связи проблемные ситуации, связанные с погашением кредиторской задолженности, должны были урегулироваться субъектами гражданско-правовых отношений с опорой на нормы права статьи 60 ГК РФ, предписывавших:

«1. Учредители (участники) юридического лица или орган, принявшие решение о реорганизации юридического лица, обязаны письменно уведомить об этом кредиторов реорганизуемого юридического лица.

2. Кредитор реорганизуемого юридического лица вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательства, должником по которому является это юридическое лицо, и возмещения убытков.

3. Если разделительный баланс не дает возможности определить правопреемника реорганизованного юридического лица, вновь возникшие юридические лица несут солидарную ответственность по обязательствам реорганизованного юридического лица перед его кредиторами».

В развитие этих общих норм права существовали и специальные правовые нормы пункта 5 статьи 15 Федерального закона «Об акционерных обществах», принятого 24 ноября 1995 года, согласно которым:

«Не позднее 30 дней с даты принятия решения о реорганизации общество в письменной форме уведомляет об этом своих кредиторов. Кредитор вправе требовать от общества прекращения или досрочного исполнения обязательств и возмещения убытков путем письменного уведомления в срок… не позднее 60 дней с даты направления обществом кредитору уведомления о реорганизации в форме разделения или выделения».

Финансовый шепот

Стремясь формально соблюсти эти требования действовавшего гражданского законодательства, в еженедельнике «Российские вести», вышедшем 26 июля 1997 года, то есть по прошествии 29 суток со дня принятия Общим собранием акционеров ОАО «Норильский комбинат» решения о реорганизации компании, менеджерами РАО «Норильский никель» было дано объявление следующего содержания: «Открытое акционерное общество «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» (далее «Общество»), находящееся по адресу: Российская Федерация, 663310, Красноярский край, г. Норильск, Гвардейская пл., д. 2, уведомляет, что по решению Общего собрания акционеров Общества от 27.06.1997 г. осуществлена реорганизация Общества в форме выделения из его состава юридического лица.

Требования кредиторов Общества о прекращении или досрочном исполнении обязательств в соответствии со статьей 60 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 15 Федерального закона «Об акционерных обществах» принимаются Обществом по указанному выше адресу в течение 60 дней с момента опубликования данного уведомления
». Однако, руководство РАО «Норильский никель» совсем не было заинтересовано в том, чтобы кредиторы ОАО «Норильский комбинат» бросились к этой ведущей горнодобывающей компании из системы компаний «Норильский никель» с требованиями немедленного погашения долгов. Извлечение и усвоение уроков из первой, неудавшейся попытки реорганизовать ОАО «Норильский комбинат», предпринятой в период с сентября 1996 по февраль 1997 годов, дало о себе знать. Именно поэтому уведомление о новой попытке реорганизовать ОАО «Норильский комбинат» с образованием на основе выделенных из него ключевых для горнодобывающей деятельности активов (прав на эксплуатацию месторождений) совершенно свежей компании, было дано в таком виде, что позволило:

1) сузить круг коммерческих организаций — кредиторов ОАО «Норильский комбинат», персонально уведомляемых о реорганизации горнометаллургической компании, всего до двух фирм, долги перед которыми на основании Передаточного акта и по согласованию с данными кредиторами переходили на ОАО «Норильская горная компания»;

2) свести к минимуму вероятность того, что вся остальная армия кредиторов ОАО «Норильский комбинат», персонально не уведомленных о реорганизации Должника, успеет в течение отведенных законодательством 60 дней письменно обратиться к нему с требованиями о прекращении или досрочном исполнении им своих обязательств.

Прохоров Михаил Добиться такого результата удалось, применив простой, но эффективный тактический ход, заключавшийся в опубликовании приведенного выше уведомления о проводимой реорганизации ОАО «Норильский комбинат» в субботнем — дополнительном выпуске газеты «Российские вести», вышедшем 26 июля 1997 года под № 137 (1304), да еще в самом низу его 5 полосы. Однако это было не все, тонкость происходившего заключалась в том, чтобы минимальное количество газет этого номера разошлось по читательской аудитории, для чего по информации, полученной из достоверного источника, все свободные от подписки экземпляры газеты ушли не в розничную продажу, а были полностью выкуплены подконтрольными потанинскому руководству РАО «Норильский никель» фирмами.

Сравним приведенный вариант уведомления кредиторов с подобным же, но осуществленным зимой 1997 года в ходе первой, неудавшейся попытки реорганизовать ОАО «Норильский комбинат» путем выделения из него части активов и образования на их основе ОАО «Норильскстрой». В то время всем без исключения коммерческим кредиторам ОАО «Норильский комбинат», коих оказалось порядка трех сотен, были направлены персональные письма — уведомления о реорганизации задолжавшей им горнометаллургической компании, изготовленных по типовой форме следующего содержания:

«На основании решения Совета директоров РАО «Норильский никель», выполняющего согласно п.6.9. Устава открытого акционерного общества «Норильский горно-металлургический комбинат им. А.П.Завенягина» (далее — «Общество») функции Общего собрания акционеров Общества, а также, руководствуясь п. 5 ст. 15 Федерального закона РФ «Об акционерных обществах», уведомляем Вас о реорганизации Общества путем выделения из его состава структурных подразделений Общества — ПО «Норильскстройматериалы», ПСМО «Норильскстрой», Специального управления строительства АО «Норильский комбинат» и создания на их базе открытого акционерного общества «Норильскстрой». В соответствии с разделительным балансом к создаваемому обществу переходит следующее имущество, права и обязанности:

— основные и оборотные средства, дебиторская задолженность на сумму 3 894 000 000 000 (три триллиона восемьсот девяносто четыре миллиарда) рублей
».

Думается, что такой вариант уведомления, действительно способствовавший доведению до кредиторов достоверной информации о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» путем выделения из него определенных активов и образования на их основе другого юридического лица, более соответствовал смыслу норм права гражданского законодательства, чем тиражирование уведомления в субботнем газетном номере. В качестве подтверждения сошлемся на формулировку правовой нормы пункта 5 статьи 15 Федерального закона «Об акционерных обществах»: «не позднее 60 дней с даты направления обществом кредитору уведомления о реорганизации в форме разделения или выделения».

Разве теряющийся среди другой информации крохотный текст уведомления о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» на одной из последних полос субботнего номера газеты «Российские вести», традиционно не очень загруженного экономическими и политическими рубриками, самыми востребованными среди бизнес-структур, в полном смысле можно считать соответствующем понятийному значению слова «направлять»?

Хотя, конечно, письменная форма уведомления о реорганизации юридического лица, как того требуют нормы права российского гражданского законодательства, была соблюдена. Памятуя народную мудрость — «сказанное и услышанное — это не одно и то же», заметим, в данном случае руководство РАО «Норильский никель» сделало все, чтобы «сказать» о реорганизации ОАО «Норильский комбинат» как можно тише, рассчитывая на «глухоту» не читающих субботних газет кредиторов.

Во многом благодаря этому удалось избежать ненужного ажиотажа вокруг образования ОАО «Норильская горная компания», и все прошло достаточно спокойно. В-третьих, преследуя цель выстроить новый, сугубо частный горнометаллургический бизнес, который бы не имел приватизационной истории, коалиции Потанин — Прохоров необходимо было как можно скорее и, что важно, дешевле решить вопрос опосредованного (через коммерческую организацию) приобретения прав на дальнейшую эксплуатацию трех богатейших рудных месторождений Норильского промрайона.

Само собой разумеется, что приобрести по номинальной стоимости в частную собственность двух физических лиц столь крохотный контрольный пакет акций, какой был у ОАО «Норильская горная компания», не представляло никакого труда. Представьте себе, что номинал 100% акций ОАО «Норильская горная компания» едва ли превышал цену заурядного автомобиля иностранного производства. Сумма сделки была столь невелика, что гарантировало спокойный, без привлечения ненужного внимания со стороны третьих лиц, выкуп ОАО «Норильская горная компания» сначала на РАО «Норильский никель», а затем — в частную собственность Владимира Потанина и Михаила Прохорова, не сильно-то и поистратившихся на ней.

Цена одного «авто» эквивалентна цене трех самых богатых в мире природных месторождения сульфидных медно-никелевых руд, вокруг которых создана небывалых размеров социально-промышленная инфраструктура, полностью обеспечивающая многофункциональные производственные мощности, позволяющие каждый год выпускать сотни тысяч тонн цветных и благородных металлов (!).

Дата создания ОАО «Норильская горная компания» (4 июля 1997 года) определила начало периоду организационно-правового избавления будущих российских олигархов от своего «приват-капиталистического» прошлого.

С этого дня они стали предпринимать массу усилий, чтобы окружающая их общественность постепенно свыклась с мыслью, что созданная ими ОАО «Норильская горная компания», в дальнейшем ОАО «ГМК «Норильский никель», — это не аферно уведенная у «хлопнувшего ушами» Государства промышленная собственность, а продукт их менеджерских способностей.

И по большому счету им это удалось!




Купить «Дело «Норильский никель» можно в интернет-магазине Политкнига (причем на 200 рублей дешевле, чем в лучших книжных магазинах Москвы, где книга пользуется большим успехом).

Откуда начинают мести лестницу?

Печать E-mail
26.05.2008 г.

ПРЕССА О НАС. Не знаю как будущие руководители этих центров, но я бы на их месте на самой видимой посетителями полке разместил бы вышедшую в нынешнем году в издательстве «Алгоритм» книгу Александра Коростелева «Дело «Норильский никель». Если бы наш президент ознакомился детально с этим аналитическим исследованием (1150 страниц), напрямую предназначенным, на мой взгляд, и для правового просвещения граждан, и для рассмотрения изложенных фактов Следственным комитетом, а затем судом, то вряд ли Дмитрий Анатольевич вел бы речь о каком-то антикоррупционном плане.

 

Народная мудрость гласит, что сверху. У нас в России, как свидетельствует практика, обязательны для ответа на этот вопрос уточнения. А какую именно лестницу, где она расположена, кто мести собирается. Без такой конкретизации никакая общественная логика властями не признается.

Коростелёв А. "Дело "Норильский никель" В последний день второй декады нынешнего мая наш молодой и энергичный президент выступил на совещании по проблемам противодействия коррупции, которая, по словам Д. Медведева, превратилась в системную проблему. Дмитрий Анатольевич вменил себе и всем членам созданной В. Путиным вертикали власти обязанность противопоставить этой системной проблеме системный ответ. Так и сказал: «Нужен национальный план противодействия коррупции», и отметил, что подпишет соответствующий указ, в котором будут содержаться необходимые поручения.

Понятно, что исполнение всех пунктов этого указа будет поручено представителям властной вертикали. А кто они?

Гадать тут нечего; это чиновники, уже забравшиеся с помощью президентов Б. Ельцина и В. Путина на верхние ступени кремлевской служебной лестницы. То есть те руководители, за время руководства которых всеми государственными и крупными коммерческими структурами России коррупция в нашей стране, хотя нет, простите, - в их стране оформилась в стабильную систему. Как в данном случае не вспомнить другой фольклорный мотив – не тот вор, кто крадет, а тот, кто концы хоронит? Или – подставляет лестницу. Ага, ту самую, мести которую господин Д. Медведев поручает чиновникам, превратившим РФ в мощную коррупционную державу. Ужо сейчас подымится пыль от резких взмахов вениками по нижним ступеням лестницы, сколько сержантских и референтских голов полетят - страшно подумать!

Но затронет ли тотальная чистка в низах настоящую коррупцию? Очень сомневаюсь. Такого же мнения придерживается и один из авторов Интернет – сайта "NaZlobu.Ru” Владимир Голышев. Он пишет: «Слово «коррупция» в России – это синоним слова…». И называет фамилию сверх уважаемого всеми единороссами российского чиновника. Настоящая коррупция, – продолжает В. Голышев, - «это разграбление государственной казны, кража целых отраслей, это миллиардные откаты за несуществующие проекты…».

На чем же основана подобная категоричность автора, с которой, думаю, согласятся миллионы россиян? Наверное, на неопровержимых фактах. Достаточно полистать бюллетени Счетной палаты РФ за несколько лет, чтобы убедиться в том, что два бывших президента России, отдав ключевые посты в администрации Кремля и в правительстве своим людям, фактически обрекли и без того бедных людей на разорение, а богатым уготовили еще большее обогащение.

Резкое увеличение мировых цен на некоторые природные ресурсы не только способствовало повышению доходной базы российского бюджета и сделало власть Путина почти всесильной, но и напрямую повлияло на рост в РФ «славной» когорты долларовых миллиардеров.

Во времена Бориса Николаевича и его преемника в России были созданы все возможности для масштабного воровства. Что, естественно, повлекло за собой создание преступных кланов, усиление коррупции, бой которым несколько дней назад объявил Д. Медведев. Правда, чуть пораньше, 15 мая Дмитрий Анатольевич подписал закон об открытии в России центров исторического наследия президентов, прекративших исполнение своих полномочий. Заведения эти будем содержать мы – налогоплательщики; законом предусмотрено основное финансирование центров из Федерального бюджета. Так что будем гордиться, соплеменники, что скоро появятся центры Ельцина и Путина, на создание которых государство из наших карманов без спросу возьмет почти 2,5 млрд. рублей!

Не знаю как будущие руководители этих центров, но я бы на их месте на самой видимой посетителями полке разместил бы вышедшую в нынешнем году в издательстве «Алгоритм» книгу Александра Коростелева «Дело «Норильский никель». Если бы наш президент ознакомился детально с этим аналитическим исследованием (1150 страниц), напрямую предназначенным, на мой взгляд, и для правового просвещения граждан, и для рассмотрения изложенных фактов Следственным комитетом, а затем судом, то вряд ли Дмитрий Анатольевич вел бы речь о каком-то антикоррупционном плане.

Дело в том, что автор, поставленную им при написании книги цель (проведение исторического анализа процессов приватизации в России в конце ХХ века на примере концерна «Норильский никель») выполнил настолько успешно, что его труд, по моему мнению, является основой для обвинительного приговора. Кому? Да тем же чиновникам, бездействие которых за период 1991 – 2007 годов превратило Россию в одно из самых коррумпированных государств планеты.

Не поторопился ли наш сегодняшний лидер с созданием центров Ельцина и Путина? Впрочем, в удобном помещении можно не только славить, но и давать реальную оценку событиям и людям – в формате судебного расследования их деяний…

Приватизация кладовых Родины в цифрах и фактах

Печать E-mail
15.05.2008 г.
ПРЕССА О НАС. Михаил Прохоров постоянно что-то выдумывает. То - извлекать энергию и славу из воды, то - информацию и влияние из интернета. Куршавельский замут тоже был нетривиален. Но лучшая его придумка, кажется, осталась в прошлом: фантастическая приватизация кладовых Родины. Ей посвящена сенсационная книга Александра Коростелева «Дело «Норильский никель» (издательство «Алгоритм», Москва, 2008). Книга лежит на лучших местах в лучших магазинах, стоит дорого - 700 рублей, и ведь очередь стоит...

 

Вот один из ключевых эпизодов этого дела… Много цифр… Но оно того стоит! Да и как иначе можно рассказать о делах финансистов, создавших колоссальные состояния, не сотворив за свою жизнь ничего полезного?

Коростелёв А. "Дело "Норильский никель" «Несомненно, расчет авторов приватизационной методики был прост, пишет Александр Коростелев. Определенный уровень безнаказанности подогреет в обществе экономическую инициативу, распалит частнособственнический интерес, а в перспективе гарантирует безоблачное, уверенное экономическое будущее представителям крупного частного бизнеса и, как следствие, укрепит политический строй, возглавлявшийся и олицетворявшийся Борисом Ельциным! Тогда, по сути, в котле промышленной приватизации варилась вся Россия, а лучшим гарантом будущей безнаказанности, как известно, является круговая порука, особенно если в кругу соучастия вся страна, и вроде бы уже не столь важно кто, что и сколько приватизировал либо «прихватизировал», кто, кого и как «обвел вокруг пальца»?!»

Добавить к этим публицистическим фразам можно только то, что в передел бросилось и бесчисленное множество наших сограждан, не обремененных капиталистической хваткой или лишней копейкой. У них были ваучеры – бумажки, которыми государство расплатилось за всенародный отказ от всенародной собственности. Ваучеры понесли в «Норильский никель». Здравый смысл подсказывал: в кладовых Родины скрывается будущее богатство. Оно и скрывалось – но не для всех. Ваучеры, вложенные в никель, принесли такие копейки, что получать их никто и не ходил. А потом и этих никелированных монеток не стало.

Но тут самое время вернуться к тексту нашумевшей книги «Дело «Норильский никель ».

Абсурд и файнштейн

Абсурд! Фактически в процессе приватизации акционировавшегося концерна «Норильский никель» в большей мере приватизации подверглись не основные средства производства (рудники, заводы, фабрики и т.п.), а оборотные средства (производственные запасы, незавершенное производство, готовая товарная продукция и т.п.), которые уже «завтра» превратились в деньги. Это как нельзя лучше и нагляднее подчеркивало нелепость акционирования и приватизации концерна «Норильский никель» в обход проведения предварительной оценки проинвентаризированного промышленного потенциала всех его дочерних предприятий, а также такого наиважнейшего актива, как подтвержденные запасы полностью разведанных месторождений сульфидных медно-никелевых руд.


Приложением 8 к плану приватизации концерна «Норильский никель» был «Акт инвентаризации средств в иностранной валюте на 1 июля 1992 года», приводивший расшифровку количества финансовых средств, на указанную дату по факту находившихся в распоряжении этого промышленно-отраслевого объединения, всего — 3 184 435 000 рублей: а) по балансу — 1 724 297 000 рублей; б) не учтено в балансе — 1 460 138 000 рублей, из которых во Внешэкономбанке (Московский международный банк): — 5 661 516,22 фунта стерлингов, что по тем временам было эквивалентно 1 052 532 000 рублей, исходя из обменного курса 185,9 рублей/фунт GBP; — $2 584 462,94, эквивалентным 258 446 000 рублей, исходя из обменного курса 100 рублей/$.

В то время из-за повального инфляционного обесценения рубля обменные курсы валют менялись не только ежедневно, но иногда по нескольку раз в день. По всей видимости, при подготовке проектов приватизационных документов их составители руководствовались курсами валют на более ранний срок (допустим, на 30 июня 1992 года), поскольку на 1 июля 1992 года официальный курс обмена валют, установленный Центральным банком России, составлял — 125,26 рублей/$ и 238,56 рублей/фунт.

Приложением 9 к плану приватизации концерна «Норильский никель» был «Акт оценки и стоимости имущества предприятия на 1 июля 1992 года», то есть документ, сводивший воедино всю информацию, содержавшуюся в других приложениях к плану приватизации концерна. В соответствии с ним по бухгалтерским балансам всех шести дочерних предприятий, входивших в подготавливаемый к акционированию концерн «Норильский никель», в общей сложности числилось активов на 94 590 513 000 рублей, что включало в себя:

а) основные средства (за вычетом начисленного износа) стоимостью 10 598 833 000 рублей, из которых, напомним, 9 209 200 000 рублей приходилось на государственное объединение Норильский комбинат;

б) нематериальные активы (за вычетом начисленного износа) стоимостью 0 рублей;

в) капитальные вложения и авансы (незавершенное капитальное строительство, неустановленное оборудование) на 8 281 861 000 рублей, 87,5% которых (7 248 311 000 рублей) числилось за государственным объединением Норильский комбинат;

г) долгосрочные финансовые вложения на 389 225 000 рублей, 98,87% которых приходилось на государственное объединение Норильский комбинат;

д) запасы и затраты, связанные с функционированием непрерывно действовавшего производства, на 32 389 998 000 рублей, включавших в себя 17 095 361 000 рублей (52,78%) запасов и затрат государственного объединения Норильский комбинат.

Такое соотношение объяснялось тем, что довольно-таки значительная часть готовой продукции концерна приобретала товарный вид после прохождения окончательной переработки на металлургических предприятиях Кольского полуострова, на которые государственное объединение Норильский комбинат в плановом порядке поставляло файнштейн (продукт первичной переработки добывавшихся на полуострове Таймыр сульфидных медно-никелевых руд).

В этой связи понятно, что стоимость проходившего металлургическую обработку сырья (незавершенное производство), уже включавшая в себя и стоимость первичной переработки, была выше, чем учитывавшаяся по балансу как незавершенное производство стоимость только добытой или обогащаемой руды. Оценка же не добытых руд — оценка самих природных как и техногенных месторождений сульфидных медно-никелевых руд, повторимся, вовсе не проводилась и соответственно в указанный показатель стоимости запасов и затрат не входила;

е) денежные средства, расчеты и прочие активы на 42 930 596 000 рублей, из которых 30 869 329 000 рублей (71,9%) приходилось на государственное объединение Норильский комбинат.
Кроме информации о стоимости активов, отраженной в бухгалтерских балансах дочерних предприятий концерна «Норильский никель», в Приложение 9 к его плану приватизации содержались сведения о статьях пассивов балансов, исключавшихся из стоимости активов, в общей сложности равных 60 853 950 000 рублей, в том числе:

— кредиты и другие заемные средства на 17 218 447 000 рублей, из которых 16 343 568 000 рублей (94,92%) являлись долговыми обязательствами государственного объединения Норильский комбинат;

— расчеты с кредиторами и прочие статьи пассива баланса в части заемных и временно привлеченных средств на 35 024 416 000 рублей, 69,66% которых, или 24 397 628 000 рублей, числилось за государственным объединением Норильский комбинат;

— резерв предстоящих расходов и платежей, а также собственные источники финансирования капитальных вложений и доходы будущих периодов на 8 461 087 000 рублей, из которых 7 500 042 000 рублей (88,64%) приходилось на государственное объединение Норильский комбинат;

— средства остатков фондов экономического стимулирования и прибыли, направлявшиеся на создание приватизационного фонда концерна «Норильский никель» в количестве 150 000 000 рублей.


Также в приложении 9 к плану приватизации концерна «Норильский никель» была приведена остаточная стоимость имущества, исключавшегося из приватизации, на 2 236 584 000 рублей, из которых 1 876 321 000 рублей числилось за градообразующим производственно-хозяйственным объединением Норильский комбинат (83,89%), включавшего в себя:

— стоимость имущества, для которого действовавшим законодательством был установлен особый режим приватизации (жилищный фонд), на 2 171 801 000 рублей, из которых 1 841 866 000 рублей приходились на государственное объединение Норильский комбинат, что составляло 84,81%;

— стоимость объектов социально-бытового и социально-культурного назначения, остававшихся в государственной или муниципальной собственности на 35 255 000 рублей, из которых 34 455 000 рублей (97,73%) приходилось опять таки на государственное объединение Норильский комбинат;

— стоимость другого имущества концерна «Норильский никель», остававшегося в государственной или муниципальной собственности, на 29 528 000 рублей, под которым понимались объекты гражданской обороны, за исключением тех, что входили в состав основных производственных фондов государственного объединения Норильский комбинат.


31 499 979 000 рублей и фирма «Свифт»

В результате проведения несложных действий, получим:

94 590 513 000 руб. (актив) – 60 853 950 000 руб. (пассив) – 2 236 584 000 руб. = 31 499 979 000 рублей (уставный капитал РАО «Норильский никель»).

Итак, уставной капитал РАО «Норильский никель», образовывавшегося по завершению реорганизации (акционирования) концерна «Норильский никель», был равен 31 499 979 000 рублей, в которых:

— доля основных производственных фондов и небольшого ряда объектов непромышленного назначения, суммарной стоимостью 8 362 249 000
рублей, составляла 26,55%;

— все остальное (оборотные средства, долгосрочные финансовые вложения, затраты на незавершенное капитальное строительство, дебиторская задолженность и денежные средства) составляло долю 73,45%.

Вот вам и результат!

Норильск. Город, обслуживающий олигархов

В уставном капитале РАО «Норильский никель» только каждый четвертый рубль соответствовал стоимости основных производственно-хозяйственных фондов промышленного (рудники, заводы, фабрики и т.п.) и непромышленного назначения (санаторно-курортные комплексы и т.п.), что на 1 июля 1992 года (по курсу 125,26 рублей/$) было эквивалентно $66 759 000 (!).

Эта же стоимость основных фондов на 1 апреля 1994 года (по курсу 1753 рубля/$), то есть на момент завершения подготовки документов по акционированию концерна «Норильский никель», была эквивалентна $4 770 000.

Характерным же является то, что на 1 июля 1992 года (без учета цены права эксплуатации месторождений полезных ископаемых) производственное соединение основных фондов (недооцененной стоимостью $66 759 000) и хорошо подготовленной рабочей силы позволило только в течение первого полугодия 1992 года получить чистую прибыль, эквивалентную $155 439 800 (!).

Сравним этот показатель с кредитом в $170,1 миллиона, в обеспечение которого (залог) АКБ «ОНЭКМИМ-Банк» решением от 17 ноября 1995 года получил контрольный пакет обыкновенных акций РАО «Норильский никель», в результате став его номинальным держателем, полномочным оказывать определенное влияние на деятельность компании.

Можно также провести сравнение уровня прибыльности акционированного концерна «Норильский никель» с $250 миллионами, за которые 5 августа 1997 года коммерческая фирма «Свифт», подконтрольная Владимиру Потанину и Михаилу Прохорову, приобрела в их собственность контрольный пакет акций РАО «Норильский никель». (Продолжение следует)


РОССИЯНКИ – НЕ ПРОСТИТУТКИ

Россиянкам, задержанным в прошлом году в Куршевеле по подозрению в проституции, вернули вещи, которыми с ними якобы расплачивались за интимные услуги, сообщил корреспондент Газеты.ру Казим Байбанов. Правда, не всем.

Апелляционный суд Лиона принял решение вернуть пятерым из семи девушек, задержанных в Куршевеле в январе прошлого года вместе с олигархом Михаилом Прохоровым, деньги, драгоценности и меха, которые у них были изъяты. До этого суд Лиона отклонил иск. Выиграть дело удалось только в апелляционном суде.

Теперь две россиянки намерены добиться привлечения сотрудников правоохранительных органов к ответственности за незаконное задержание: они обратились в суд города Шамбери с иском о признании действий сотрудников правоохранительных органов в ходе операции в Куршевеле незаконными.

Сам экс-глава «Норникеля» Михаил Прохоров направил в суд Лиона жалобу, в которой настаивает на закрытии куршевельского дела по истечении срока давности в один год, но следствие по этому делу длится до сих пор и пока не закрыто.

Задержание Прохорова прошло в рамках расследования деятельности международной сети элитной проституции, работающей в Лионе и на французских курортах. К работе сети могла быть причастна туристическая компания VIC Travel, а к ней, по версии полиции, и сам Прохоров, ведь именно эта фирма организовывала отдых олигарха и его свиты в Куршевеле. В январе 2007 года французские силовики вместе с коллегами из Интерпола обыскали три отеля – Byblos, Lana и Airelles. Были задержаны 26 человек, вскоре большинство из них отпустили. В частности, отбыли на родину девушки, задержанные по подозрению в проституции. Под стражей остались 11 человек, среди которых был и Прохоров. Следователи предполагали, что сутенеры поставляли богатым клиентам проституток из Восточной Европы. Полиция занялась этим делом еще в феврале 2005 года, когда в аэропорту Шамбери был задержан австриец с каталогом девушек-танцовщиц. Как предположили в правоохранительных органах, на самом деле речь шла о девушках из эскорт-агентства для богатых русских.

Через несколько дней после задержания французские власти освободили Прохорова из-под стражи без предъявления каких-либо обвинений.

В лионском Дворце правосудия миллиардера допросили в качестве свидетеля, а не подозреваемого и отпустили, так ни в чем и не обвинив. Прокуратура приступила к сбору информации, а в октябре 2006 года начала предварительное расследование по полученным данным. По предположениям СМИ, миллиардера хотели поймать на малолетних проститутках. По версии газеты Le Monde, Прохорова «подозревали в сутенерстве». Следствие так и не смогло доказать, что нанятые олигархом девушки промышляли проституцией. По словам источника газеты Tageblatt в магистратском суде, «сопровождавшие Прохорова молодые особы не были зарегистрированы ни как девушки по вызову, ни как проститутки». А расплачивался с ними Прохоров не наличными, а вещами из бутиков, уточняло CNN. Но все эти версии до сих пор не нашли подтверждения.

Теперь заведенное в спешке дело разваливается и даже грозит обернуться против самих же ревностных служителей правоохранительной системы Франции. «Нам удалось добиться того, чтобы девушкам вернули вещи», - рассказал «Коммерсанту» адвокат задержанных девушек Сорен Маргулис. Теперь юристы хотят добиться допроса задержавшего россиянок полицейского и лионского следователя, который вел дело о сутенерстве. Девушек задержали незаконно и без всяких оснований обвинили в проституции, считает адвокат. Тем более что по французским законам проституция не является преступлением. По утверждению Маргулиса, его клиентки – это дочери врачей, милиционеров, все учатся или уже закончили вузы. Одна занимается биологией, другая юриспруденцией. «Все очень приличные и никакого отношения к проституции не имеют, поэтому и хотят добиться восстановления репутации», - заявляет защитник.


(в сокращении)

Газета "Наше время", № 83, 15-22 мая

"Скелет в шкафу" олигарха Потанина

В своё время Владимир Путин жестко заявил: "Пересмотра итогов приватизации не будет!" С тех пор страна благополучно пережила и такие гигантские переделы собственности, как "дело ЮКОСа", или покупка "Газпромом" "Сибнефти", не считая расцвета рейдерства, затронувшего тысячи предприятий помельче. Но действующий президент России тогда сказал истинную правду: передел собственности был, есть и будет — такова её, собственности, природа, — а вот публичного пересмотра итогов приватизации "ельцинских" 90-х годов не произошло.И, наверное, уже не произойдёт — вышли все установленные российским законодательством сроки давности. Даже изменять его бесполезно — обратной силы закон, как известно, не имеет. Однако из любого правила существуют исключения, вроде бы призванные это самое правило подтверждать. Приватизация закончилась — забудьте? Да, разумеется, НО...

С 2005 года, то усиливаясь, то затихая, ведутся разговоры о грядущей национализации ОАО "Норильский никель". После куршевельской истории с совладельцем этого крупнейшего предприятия отечественной цветной металлургии Михаилом Прохоровым, главным компаньоном Владимира Потанина, стало ясно, что период "прощупывания" закончился и настало время решительных действий.

Конечно, ни о какой национализации речь не шла — однако о намерении прибрать "Норникель" к своим рукам вполне отчетливо заявил такой "суперкремлевский олигарх", как Олег Дерипаска. Так что появление книги Александра Коростелёва (это, похоже, псевдоним) пришлось очень вовремя. Документы, графики, пространные комментарии к событиям, связанным с переходом "Норильского никеля" под контроль потанинского ОНЭКСИМ-банка (51% голосующих акций всего за 170,1 млн. долл.)... Автор, образно выражаясь, указал пальцем на "скелет в шкафу" Потанина — официально главного инициатора залоговых аукционов середины 90-х годов: мол, если не хотите договариваться "по-хорошему", уважаемые олигархи, по справедливой предложенной вам сверху цене, то... что это за косточки там у вас белеются? Даром досталось — даром и отдайте: мало, что ли, за все эти годы миллиардов получили?

К тому же, учитывая глобальный финансовый кризис с обвалом фондовых рынков и угрозой катастрофического падения спроса на сырье, включая цветные металлы, подобный "выход в кэш" становится сделкой, оправданной не только для покупателя, но и для продавца. А через несколько лет, "пересидев" волну кризиса, за реальные активы такого масштаба можно будет получить от внешних инвесторов практически на порядок больше денег — в сопоставимых ценах, разумеется. Или продолжать "стричь купоны" с оставленного Советским Союзом заполярного наследства...

Так что, прочитав "Дело "Норильский никель", подождем новых известий из бизнес-треугольника Потанин—Прохоров—Дерипаска. Скорее всего, долго ждать нам не придётся — уж чересчур в "интересное время" мы с вами живём.